+7 922-739-99-93, рег



+7 (351) 778-65-71

г.Челябинск, пр. Победы,

дом 398, строение 1

Заседание общества православных врачей: «Противоречат ли друг другу наука и религия?»

Татьяна Колодяжная
Дата публикации: 23.12.2016

Заседание общества православных врачей от 20.12.16.

На очередной встрече с докладами выступили:

  • Вера Геннадьевна Абушкина, детский ортопед-травматолог, кандидат медицинских наук. Тема доклада: «Наука и религия».
  • Иван Алексеевич Абушкин, детский хирург, доктор медицинских наук, заведующий кафедры детской хирургии ЮУГМУ. Тема доклада: «Варикозное расширение вен нижних конечностей».
  • Василий Николаевич Иванов — врач-ортопед. Тема доклада: «Методы профилактики варикозного расширения вен».

Мы публикуем доклад Веры Геннадьевны Абушкиной, составленный на основе сочинений священноисповедника Луки Войно-Ясенецкого:Общество православных врачей

Наука и религия. Противоречат ли они друг другу и в каких взаимоотношениях они состоят? Чтобы увидеть реальную картину этого, нужно посмотреть, на каких основах они стоят, какими принципами определяются.

Науку определяют, как систему достигнутых знаний о наблюдаемых нами явлениях действительности, понятий о явлениях и законах внешнего мира, или духовной деятельности людей, дающую возможность предвидения и преобразования действительности, в интересах общества. Научная деятельность движется, она есть процесс созидания истины, путем опыта и умозрения.

Понятие «наука» применяется для обозначения как процесса выработки научных знаний, так и всей системы проверенных практикой знаний. В науке существуют свои «догматы», которые не доказываются, но принимаются в качестве исходных, поскольку они являются необходимыми для построения всей системы знаний.

Например, для естествознания оно базируется на двух основных положениях:

1) Реальность бытия мира.

2) Главная движущая сила всех научных исследований – это познаваемость мира человеком и закономерность его устройства.

Общество православных врачейА что такое религия?

 «Религия» (лат. Religio) означает «совестливость», «святость» «благоговение». Либо (лат. глагол religare) «связывать», «соединять». Оба понятия выражают общую суть религии, как благоговение перед высшими силами, или, как союз человека с Богом. Религия может быть истинной и ложной, нравственной и безнравственной, в зависимости от того, как и во что мы веруем, что принимаем и что отвергаем. Говоря же по существу –религия, есть воссоединение.

У науки и религии разные цели. Главная цель науки – постижение законов мироздания, цель же религии иная. «Церковь открывает нам тайну нашего спасения, а не «секреты» той вселенной, которая, может быть, и не нуждается в спасении», — говорит Владимир Лосский.

Проиллюстрировать разницу в целях науки и религии можно следующим образом:

В храме находятся 2 человека: один — верующий, другой — ученый. Первый настроен на молитву, на разговор с Богом, озабочен проблемой спасения своей души. А второй интересуется проектом здания храма, материалами, использованными при его строительстве, особенностью иконографии, источниками богослужебных текстов и степенью их историчности и т.д.

Соответственно целям отличаются и методы науки и религии. Основным методом науки является исследование фактов, обобщение материала, полученного в ходе исследования, построение гипотезы, затем ее подтверждение в качестве теории. Научные знания являются лишь малой частью человеческих знаний в целом.

Методы религии – это постижение духовных законов и практическое следование им. Тренировка, навык в правильном образе жизни, чувств, мысли и поступков. Таким образом основные цели и методы религии и науки, не могут быть сопоставимы, потому что располагаются в разных измерениях, а следовательно, не могут противоречить друг другу. Между религией и наукой столько же противоречий, сколько, например, между математикой и музыкой.

Откуда же происходит мнение, что наука противоречит религии? Причина этого в поверхностном знании, как в области науки, так и в области религии, и этим подтверждается мысль: «Знание приводит к Богу, полу-знание удаляет от него». Полу-знание – бич нашего времени, оно-то и создает названное только что предубеждение.

Во-первых, мы мало знаем философию, в особенности ту ее область, которая специально относится к этому вопросу, то есть, теорию познания, или гносеологию, легковерно принимая за научные доводы те доказательства, которые приводятся в пользу суждений, что Бога нет, но мы забываем выясненное уже Кантом положение что «теоретический разум одинаково бессилен и доказать, и опровергнуть бытие Бога, бессмертие души и свободу воли. Эти вопросы называются «выходящими за пределы науки». Мы можем познать разумом лишь внешний фактор, но мы не можем распознать своими научными способностями то, что за вещами, т.е. их сущность, а тем более первосущность, т.е-Бога. Уже потому наука не может отвергать бытие Бога, ибо эта тема вне ее компетенции.

Вера Геннадьевна Абушкина

Вера Геннадьевна Абушкина

Второе наше заблуждение заключается в том, что мы науку смешиваем с мнением ученых. Между тем, такие мнения действительно часто противоречат религии, но со временем оказывается, что они противоречат и природе, и науке, отражающей явления, а возможность этих противоречий оттого и происходит, что эти мнения, отражающие не столько природу, сколько вкусы самих ученых, простираются в эту запредметную для науки область, где начинается простор, как для веры, так и для суеверия. Об истинности науки сами ученые пишут: «Что есть истина в науке и достоверны ли научные знания?».

«В науке вопрос об истине решается практикой, в способности служить дальнейшему прогрессу. Например теория Птолемея в свое время была истиной и способствовала прогрессу знаний, но когда перестала, Коперником была предложена новая теория мироздания, согласно которой Солнце неподвижно. Всякая теория есть условность. Истина, с точки зрения науки — это польза». (Академик А.И. Берг)

Таким образом научное знание оказывается всегда ограничено, условно и не может претендовать на абсолютную истинность. Научные знания не отвечают и не могут ответить на вопросы человека, живущего здесь и сейчас:

— Как жить?

— Чем руководствоваться?

— Каким идеалам служить?

— Кто я?

-Каков смысл нашего существования?

Так называемый научный атеизм действительно противоречит религии, но он есть лишь предположение некоторых образованных людей, недоказанное и недоказуемое.

Общество православных врачейНаучное мировоззрение, на которое ссылается атеизм, само по себе весьма спорное понятие. Нет доказательства что все бытие подвластно анализу науки, которая еще бесконечно далека от того, чтобы сказать свое последнее слово. В ней стремительно меняются гипотезы и теории. Еще недавно классическая механика казалась полным отражением картины мира, а сегодня уже оспаривают и некоторые концепции Эйнштейна. Корни мировоззрения всегда уходят глубже научного уровня. Теперь уже никто не ищет в Священном Писании ответы на вопросы химии или биологии, а христианство, в свою очередь не ставит себя в зависимость от непрестанно меняющихся научных представлений. Беда не в том, что эти мнения существуют, ибо они представляют гипотезы и проекты, восхождения и падения на пути к созиданию Истины, а в том, что мы принимаем эти временные кредитные билеты за звонкую монету, (а часто и фальшивые билеты за настоящие).

Удивительно в этом случае наше легковерие, по какой-то иронии проявляемое нами в области науки. И наша легкая внушаемость. Мы часто не в силах сбросить иго чужого мнения и власть особого внушения, которое я бы назвал – святитель Лука пишет, — гипнозом научной терминологии. Пусть нам предъявляют непонятные и невероятные вещи, но если говорят с ученым пафосом, да еще облекают форму в латинские и греческие термины, мы уже слепо верим, боясь быть изобличенными в невежестве.

Из всего сказанного следует, однако, что кажущееся временное противоречие между наукой и религией возможно, поскольку наука ищет, движется, а, следовательно, может заблуждаться. Она находится в процессе становления, в то время как религия уже обладает истиной, открывает нам вещи как они есть. Но теперь нам ясно что это противоречие происходит между истиной и мнением ученого, истинность которого как рабочей гипотезы признается лишь временно так же как временно заслоняют строящееся здание леса, а последнее неизбежно как мы сказали в процессе человеческого строительства.

Далее наше великое невежество касается религии. Знание религии существует двоякого рода. Во-первых, можно знать религию, то есть переживать, ее иметь в своем опыте то общение с Богом, которое составляет сущность религии. По существу, только тот, кто имеет этот опыт, может судить о религии, а, следовательно, и основательно решить проблему об отношении ее к науке. Ведь о музыке может судить лишь человек, имеющий музыкальный слух или вкус, и совершенно недостаточно для этого знать историю музыки, теорию музыки, или даже разбираться в нотах.

К сожалению, у многих антирелигиозных писателей отсутствует этот религиозный опыт в прошлом, если не смешивать с ним формальную обрядовую сторону религии. И уже потому неосновательны их нападки на религию в ее чистом виде. Но есть еще другое знание, касающееся религии — это знание о религии, о том учении которое она проповедует, исповедует как предмет веры и опыта. Это соответствует знанию теории музыки – но и этой теории нашей религии мы почти не знаем. Мы почти незнакомы с Библией в подлиннике и судим о ней по разным книгам по разным толкованиям…

«Заблуждаетесь, не зная писаний». Это слова сказаны были саддукеям – рационалистам своего времени, отрицавшим воскресение мертвых и существование духов. Не таковы ли и саддукеи нашего времени, которые принимают лишь то, что понимают. И как тогда, так и теперь мы не знаем именно этих двух областей: содержания Священного писания и силы Божьей, то есть той реальности, о которой говорит Писание и которая открывается религией как опыт и переживание.

Если брать религию по существу, то есть как внутреннее переживание, как преклонение перед Богом, общение с ним, то мы должны согласиться, что наука не только противоречит религии, но более того, наука приводит к религии. Если мы не ограничимся кропотливым собиранием фактов, а дадим простор всей человеческой жажде знаний, которая стремится постигнуть тайны бытия и обладать этими тайнами, мы неизбежно придем к религии. И именно наука доказывает нам ее необходимость.

Святитель Лука Войно-Ясенецкий

Святитель Лука Войно-Ясенецкий

Она ставит те же самые вопросы, на которые отвечает религия, она по закону причинности приводит нас к Первопричине мира, а религия отвечает, Кто является этой творческой первопричиной не только всего мира, но и человека. Она говорит нам что мы происходим от Бога, а не от обезьяны. Наука приводит к необходимости какого-то разумного смысла в жизни, какого-то высшего назначения в жизни религия отвечает: это Бог. Наука обосновывает не только естественные законы, по которым мир существует, но также и нормативные законы, по которым он должен существовать в интересах сохранения жизни. Такова этика — наука о нормах поведения. Медицина также обосновывает правила поведения, она доказывает необходимость чистой нравственной жизни. Но они не указывают источника сил для самодисциплины! Мы привыкли думать, будто знание сильнее веры, лежащей в основе религии.  Но на самом деле, именно вера сообщает силу знанию.

Знание без уверенности в нем, без признания — мертвое сведение. Вы можете знать, что самолет в состоянии поднять вас, но, если вы в этом не уверены вы никогда не решитесь сесть в него. А тем более знания морального порядка, обязывающие нас к подвигу риску и жертве, требуют полной веры, какой может быть только религиозная. Религия движет науку и в том смысле, что она пробуждает и поощряет дух исследования. В том-то и сила религии, что она пробуждает любовь к жизни, к природе, к человеку, освещая их светом вечного непреходящего смысла.

Наука без религии небо без солнца, а наука, облеченная светом религии — это вдохновенная мысль, пронизывающая ярким светом тьму этого мира. «Я свет мира кто последует за Мной, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни». (Ин.8:12). Так говорит Христос. И теперь понятно, почему в жизни ученых религия играла такую выдающуюся роль. Профессор Деннер, например, пересмотрел взгляды 262 известных естествоиспытателей, включая великих ученых. И оказалось: 2% процента были нерелигиозны, 6% равнодушны, и 92% горячо верующих: среди них Майер, Бэр, Эйлер, Фарадей, Ом, Кулон, Ампер, Вольт…

Пирогов

Хирург Н. И. Пирогов.

А кто не знает о религиозном энтузиазме гениального математика Паскаля, написавшего удивительные мысли о религии? Луи Пастер заявлял, что он молится в своей лаборатории. Планк говорил о религии, как об опоре в своей жизни. Ломброзо, Максвелл, Шредингер защищали идет бессмертия человеческого духа. Этот перечень можно продолжать без конца.

Еще несколько высказываний величайших ученых. Галилей, физик и астроном, писал: «Священное Писание не может ни в каком случае ни говорить зла, ни ошибаться. Изречения его абсолютно и непреложно истинны». Великий физик Ньютон написал ряд богословских трудов, толкований на книгу пророка Даниила и Апокалипсис. Удивительные слова Ломоносова: «Создатель дал человечеству две книги: первая — видимый мир, вторая — Священное Писание. Обе удостоверяют нас не токмо в бытии Божием, но и в несказанных Его благодеяниях к нам. Грех всевать между ними плевелы и раздоры, они в распрю прийти не могут, разве кто из некоторого тщеславия и показания своего мудрования на них вражду восклеплет».

Цитаты из сочинения Пирогова Н.И: «Мне нужен был отвлеченный недостижимо высокий идеал веры. И принявшись за Евангелие, которого я никогда не читывал, а мне было уже 36 лет от роду, я нашел для себя этот идеал».

«Веру я считаю психической способностью человека, которая более всех других отличает его от животных».

«Веруя, что основной идеал учения Христа, по своей недосягаемости, останется вечным и вечно будет влиять на души, ищущие мира через внутреннюю связь с Божеством, мы ни на минуту не можем сомневаться и в том, что этому учению суждено быть неугасимым маяком на извилистом пути нашего прогресса».

«Недосягаемая высь и чистота идеала христианской веры делает его истинно благодатным. Это обнаруживается необыкновенным спокойствием, миром и упованием, проникающим все существо верующего, и краткие молитвы, и беседы с самим собою, с Богом».

Чарльз Дарвин

Чарльз Дарвин

В своем дневнике Пирогов утверждает, что он исповедует христианскую веру именно так, как она излагается Православной Церковью. Французский врач профессор Флери в своей книге «Патология души» говорит: «И религия, и науки имеют каждая свой метод и свою область. Они отлично могут существовать рядом и обе выполнять свое назначение».

Религиозные верования сказываются у тех ученых, от которых не принято этого ожидать. К ним относится Чарльз Дарвин: «Я никогда не был атеистом в смысле отрицания Творца: в первую клетку жизнь должна была быть вдохнута Творцом». Великие ученые, которые служат для нас авторитетом в области науки, оказывается, могут быть нам примером и в области религии.

Что же делать тем, кто ищет Истины ради ее самой, кто ищет жизни? Первая научная задача состоит в простом – исследуйте Писание. Узнайте содержание Евангелия, исследуйте его вдумчиво, серьезно, добросовестно, без предубеждения. И вы увидите свет, который озарит все проблемы, все потребности, всю душу, ее раны и болезни. Через Евангелие человек видит себя, каков он есть, каким он должен быть. Но самое радостное знание, которое дает Евангелие — это весть о Спасителе, благодаря Которому мы можем быть такими, какими должны и какими хотим быть в своих высших стремлениях. И тут неизбежен второй шаг: «Приидите чтобы иметь жизнь».

Химическая формула воды может утолить жажду ума, но она не в силах утолить жажду, для которой нужна сама вода. Нам нужны не доказательства существования Бога, не идея о Боге, а Сам Бог, Живой, Любящий. И в конце концов, доказать существование Бога может только Сам Бог, Своим бытием, Своим вхождением в душу человека. Одно знание может сделать нас только книжниками, теоретиками, Гамлетами, которые только рассуждают, но не могут творить. А одна вера, не знающая, во что верит… Такая вера может воодушевить только Дон-Кихота на борьбу с ветряными мельницами.

Общество православных врачей

Религия и наука – это две принципиально разные области человеческой деятельности. У них разные цели, задачи, методы. Эти сферы могут соприкасаться, пересекаться, но не опровергать одна другую. Христианство видит в науке одно из средств познания Бога и отрицательно относится к тому, когда этот обоюдоострый и страшный по своей силе меч – наука, действует независимо от нравственных принципов Евангелия. Такая свобода извращает само назначение науки – служить благу и только благу человека.

Религия и наука нисколько не исключают друг друга как это полагали раньше и чего боятся многие наши современники. Наоборот, они согласуются и дополняют друг друга. Обе требуют для своего обоснования веры в Бога: но для религии Бог стоит в начале, а для науки – в конце всего мышления. Для религии Бог представляет фундамент, а для науки – венец в разработке миросозерцания. И это свидетельствует о великой правоте известного изречения великого Бэкона: «Малые знания удаляют от Бога, большие – к Нему приближают».

Подготовили: Надежда Тютикова, Татьяна Колодяжная.

Фотографии Надежды Тютиковой.


Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.
Вы можете поделиться этой статьей в сети:
4 0
552
В начало страницыВ начало страницы