731-22-02 регистратура

+7 922-739-99-93, рег



+7 (351) 778-65-71

г.Челябинск, пр. Победы,

дом 398, строение 1

Группа ВК: vk.com/sergrad74

Страстная седмица. Утреня Великой Субботы. Погребение Плащаницы

Ирина Высоковская
Дата публикации: 29.04.2016

В Великую Субботу Православная Церковь воспоминает телесное погребение Иисуса Христа и сошествие Его во ад. Этот день еще с древности является преддверием Светлого Христова Воскресения и по своему значению превосходит все дни Страстной седмицы. «Как Великая седмица,— говорит Златоуст,— есть сама глава прочих седмиц, так Великая Суббота есть глава сей седмицы, и что в теле — глава, то суббота — всей седмицы».
Богослужение Великой Субботы говорит о времени между смертью Христа и Его воскресением, толкует смысл трехдневного периода между погребением и восстанием; богослужение Великой Субботы есть литургическое сопряжение Пасхи распятия и Пасхи воскресения.

Утреня Великой Субботы

Богослужение Великой Субботы есть благоговейное бдение перед гробом Господним. Воспоминая в этот день все события, относящиеся к погребению Христа, Церковь на утрене Великой Субботы совершает чин погребения Спасителя. Посреди храма возвышается Плащаница, изображающая лежащего во гробе Богочеловека, все молящиеся зажигают свечи, и начинается пение «непорочных» — стихир, чередующихся со стихами из 118-го псалма. Это чинопоследование произошло следующим образом.

Плащаница

У иудеев был обычай во время Пасхальной вечери и по окончании ее петь псалмы и преимущественно псалом 118-й, посвященный исходу из Египта. Согласно евангельскому повествованию, и Христос с учениками вышел из дома, где совершалась Вечеря, при пении псалма, по всей вероятности, именно 118-го: И, воспев, пошли на гору Елеонскую (Мк.14, 26). Стихом «Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим» отпевал Себя Господь; этот стих всегда поется Церковью при погребении умерших.

В «непорочных» Ветхий и Новый Завет таинственно перекликаются между собой; происходит как бы некий диалог между Христом и Церковью. На каждый стих псалма Церковь отвечает «похвалами» Христу Богу и величанием Его страданий и погребения.

Статия первая.

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.
1. Блаже́ни непоро́чнии в путь, / ходя́щии в зако́не Госпо́дни.
Жизнь во гро́бе положи́лся еси́, Христе́, / и А́нгельская во́инства ужаса́хуся, / снизхожде́ние сла́вяще Твое́.
2. Блаже́ни испыта́ющии свиде́ния Его́, / всем се́рдцем взы́щут Его́.
Животе́, ка́ко умира́еши? / Ка́ко и во гро́бе обита́еши, / сме́рти же ца́рство разруша́еши, / и от а́да ме́ртвыя возставля́еши?. . .

Хор Даниловского монастыря

Слава: Воспева́ем, Сло́ве, Тебе́, всех Бо́га, / со Отце́м и Святы́м Твои́м Ду́хом, / и сла́вим Боже́ственное Твое́ погребе́ние.
И ныне, Богородичен: Блажи́м Тя, Богоро́дице Чи́стая, / и почита́ем тридне́вное погребе́ние / Сы́на Твоего́ и Бо́га на́шего ве́рно.
Жизнь во гро́бе положи́лся еси́, Христе́, / и А́нгельская во́инства ужаса́хуся, / снизхожде́ние сла́вяще Твое́.

В них выражается и удивление ангелов к столь глубокому снисхождению Жизнодавца Христа к роду человеческому: «Жизнь в гробе положился еси, Христе, и ангельская воинства ужасахуся, снисхождение Твое славящее»; и горький плач Матери-Девы над гробом Сына Своего и Бога: «Увы Мне, Свете Мой, Иисусе Мой вожделенный, вопияше Дева, горько взываше». Выражается в них и обращение «к горам, холмам и человеков множеству», чтобы они «восплакали и совозрыдали с Материю Бога их»; и слово обличения к «гордому Израилю, убийственным людям, Варавву свободившим и Спаса предавшим кресту», и к «скверному убийце ученику, чтобы он открыл свой нрав злобы, которым был предатель Христов, и не притворялся бы человеколюбием, продавая миро на цене!».

Но кроме этих печальных мотивов слышны и другие: «Ад лютый потрепета, егда Тя виде Солнце славы Безсмертне, и издаваше юзники тщательно». «Велие и ужасное видение ныне зрится: живота Сый виновный, смерть подъят, оживити хотя всех».

Слышим мы снова о том, что Господь пострадал ради людей: «Прободаешися в ребра, и пригвождаешися Владыко руками, язву от ребра Ты исцеляя, и невоздержание рук праотец». «Песньми Твое, Христе, ныне распятие и погребение, вси вернии празднуем, избавльшеся смерти погребением Твоим» .
Святая Плащаница.

Слышим обращение к Божией Матери: «Жизнь рождшая, Пренепорочная Чистая Дево, утоли церковныя соблазны, и подаждь мир яко Благая». Похвалы заканчиваются обращением к Святой Троице о помиловании мира и прошением к Божией Матери: «Видети Твоего Сына воскресение, Дево, сподоби Твоя рабы». В этих словах в первый раз выступает воскресный мотив и уже зрится восходящая заря воскресения.

Хор радостно поет воскресные тропари «Ангельский Собор удивися зря Тебе в мертвых вменившася», с припевом «Благословен еси Господи», возвещающие о том, что уже слетает ко гробу Жизнодавца блистающий ангел, чтобы провещать мироносицам о Воскресении Спаса.
Тропари воскресные:
Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.
А́нгельский собо́р удиви́ся, / зря Тебе́ в ме́ртвых вмени́вшася, / сме́ртную же, Спа́се, кре́пость разори́вша, / и с Собо́ю Ада́ма воздви́гша, / и от а́да вся свобо́ждша.
Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.
Почто́ ми́ра с ми́лостивными слеза́ми, / о учени́цы растворя́ете? / Блиста́яйся во гро́бе А́нгел мироно́сицам веща́ше: / ви́дите вы гроб и уразуме́йте, / Спас бо воскре́се от гро́ба.
Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.
Зело́ ра́но мироно́сицы теча́ху / ко гро́бу Твоему́ рыда́ющия, / но предста́ к ним А́нгел и рече́: / рыда́ния вре́мя преста́, не пла́чите, / Воскресе́ние же апо́столом рцы́те.
Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.
Мироно́сицы жены́, с ми́ры прише́дшия / ко гро́бу Твоему́, Спа́се, рыда́ху, / А́нгел же к ним рече́, глаго́ля: / что с ме́ртвыми Жива́го помышля́ете? / Я́ко Бог бо воскре́се от гро́ба.
Слава, Троичен: Поклони́мся Отцу́, / и Его́ Сы́нови, и Свято́му Ду́ху, / Святе́й Тро́ице во Еди́ном Существе́, / с Серафи́мы зову́ще: / Свят, Свят, Свят еси́, Го́споди.
И ныне, Богородичен: Жизнода́вца ро́ждши, / греха́ Де́во Ада́ма изба́вила еси́, / ра́дость же Е́ве / в печа́ли ме́сто подала́ еси́, / па́дшия же от жи́зни / к сей напра́ви, / из Тебе́ воплоти́выйся Бог и Челове́к.
Аллилу́иа, аллилу́иа, аллилу́иа, сла́ва Тебе́, Бо́же. Трижды.

Хор Даниловского монастыря

Но еще не отвален камень от гроба, и Евангелие, обычно читаемое на утрене о Воскресении, в эту утреню Великой Субботы не читается и по окончании «похвал» поется исключительный по своей красоте канон «Волною морскою».
Песнь 1.
Ирмос: Волно́ю морско́ю / Скры́вшаго дре́вле, / гони́теля мучи́теля, под земле́ю скры́ша / спасе́нных о́троцы; / но мы, я́ко отрокови́цы, / Го́сподеви пои́м, / сла́вно бо просла́вися.

Хор Данилова монастыря

Ирмос первой песни этого канона говорит о том, что потомки спасенных когда-то при переходе через Чермное море иудеев скрывают под землей (погребают) Того, Кто некогда скрыл волною морскою их гонителя и мучителя — фараона.

Этот канон есть надгробная песнь Отверзшему нам «врата жизни» Своим погребением. Многочисленные образы пророчеств Аввакума, Исаии, Ионы о воскресении мертвых и востании сущих во гробех и о радости всех земных встают в этом каноне как богодухновенные прозрения веры древних людей, зревших из тьмы веков Ветхого Завета невечерний свет Богоявления и Воскресения Христова. Божие Слово снисходит с плотью во гроб, сходит и во ад с нетленною и Божественною Своей душою, отделившейся смертью от тела. Но не может ад удержать душу Его: «Царствует ад, но не вечнует над родом человеческим: Ты бо положся во гробе Державне, живоначальною дланию, смерти ключи развергл еси, и проповедал еси от века тамо спящым, избавление неложное быв, Спасе, мертвым Первенец».

Если начинается канон печалью, то заканчивается уже нескрываемой радостью Воскресения: «Да радуется тварь, да веселятся вси земнороднии, враг бо пленися ад: с миры жены да сретают, Адама со Евою избавляю всеродна, и в третий день воскресну!».

Песнь 9.
Ирмос: Не рыда́й Мене́, Ма́ти, / зря́щи во гро́бе, / Его́же во чре́ве без се́мене зачала́ еси́ Сы́на. / Воста́ну бо и просла́влюся, / и вознесу́ со сла́вою, непреста́нно, я́ко Бог, / ве́рою и любо́вию Тя велича́ющия.

Хор Даниловского монастыря

Стихиры на «хвалитех» вместе с изображением лежащего во гробе Спасителя вновь прославляют Его непостижимое о нас смотрение: «Приидите, видим Живот наш во гробе лежащ, да во гробех лежащыя оживит. Приидите днесь иже из Иуды спяща зряще, пророчески Ему возопиим: возлег уснул еси яко лев, кто воздвигнет Тя, Царю; но востани самовластно, давый Себе о нас волею, Господи, слава Тебе!».

Положение во Гроб

Погребение Плащаницы

В конце Великого славословия священнослужители поднимают Плащаницу, и с погребальным пением и перезвоном молящиеся обходят вслед этой траурной процессии вокруг храма. Вместе с учениками Христовыми мы провожаем Божественного Пастыреначальника, как провожаем в последний путь всех почивших. Это торжественное шествие как бы переносит нас на много веков назад, и мы вместе с Иосифом и Никодимом становимся участниками погребального шествия учеников Христовых с телом их Учителя. Наверное, никто из присутствующих в этот момент в храме не может остаться равнодушным при виде этой погребальной процессии, когда несут положить во гроб Тело Самого Господа. Самое жесткое сердце, наверное, размягчается при виде несомого во гроб Творца всей Вселенной. . .

Крестный ход возвращается в храм, и Плащаница снова полагается в центре. Но чтобы никто не усомнился при виде усопшего Тела Христова, Святая Церковь торжественно исповедует над Плащаницей, как будто над самим гробом Спасителя, свою веру как в Его воскресение, так и в общее воскресение всех членов Его благодатного Царства. В тропаре пророчества и в прокимне уже прямо говорится о Его воскресении: «Содержай концы, гробом содержатися изволил еси, Христе, да от адова поглощения избавиши человечество и воскрес, оживиши нас, яко Бог безсмертный». «Воскресни, Господи, помози нам, и избави нас имене ради Твоего».

В следующей затем паремии из пророка Иезекииля с особой яркостью изображается всеобщее воскресние мертвых. Боговдохновенный пророк силою Божиею поставляется среди поля, полного сухих костей человеческих. Господь повелевает ему прорещи на кости сия: кости сухия, слышите слово Господне. Се глаголет Адонаи Господь костем сим: се, Аз введу в вас дух животен и дам на вас жилы, и возведу на вас плоть и простру по вам кожу, и дам дух Мой в вас, и оживете, и увесте, яко Аз есмь Господь. Когда пророк произнес заповеданное ему, бысть глас и се, трус, и совокупляхуся кости, кость к кости, каяждо ко составу своему. И видех, и се, быша им жилы, и плоть растяше, и восхождаше и протяжеся им кожа верху, духа же не бяше в них. После этого Господь повелевает Иезекиилю прорещи о духе: от четырех ветров прииди, душе, и вдуни на мертвыя сия, и да оживут и вниде в ня дух жизни, и ожиша и сташа на ногах своих, собор мног зело (Иез.37, 4–10). Эта паремия при погребении Спасителя читается как предызображение грядущего Воскресения Христова, которое положит начало всеобщему воскресению всех людей.

Плащаница

После нее читается Апостол, говорящий, что Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва (Гал. 3, 13), и Евангелие, повествующее о том, как иудейские первосвященники и фарисеи опечатали Гроб Господень (см.: Мф. 27, 62–66). Это было по Божию устроению, дабы воскресение совершилось при засвидетельствовании того, что гроб был запечатан и охраняем.

После чтения Евангелия бывает целование Плащаницы, а хор поет стихиру «Придите, ублажим Иосифа приснопамятного…», которая заканчивается следующими словами, подготавливающими нас уже к встрече Христа воскресшего: «Но в радость воскресения Твоего плач преложи. Покланяемся страстем Твоим, Христе и Святому Воскресению».

Прииди́те, ублажи́м Ио́сифа приснопа́мятнаго, / в нощи́ к Пила́ту прише́дшаго, / и Живота́ всех испроси́вшаго: / даждь ми Сего́, Стра́ннаго, / И́же не име́ет где главы́ подклони́ти; / даждь ми Сего́, Стра́ннаго, Его́же учени́к лука́вый на смерть предаде́; / даждь ми Сего́, Стра́ннаго, / Его́же Ма́ти зря́щи на Кресте́ ви́сяща, / рыда́ющи вопия́ше, / и ма́терски восклица́ше: / увы́ Мне, Ча́до Мое́! / Увы́ Мне, Све́те Мой, / и утро́ба Моя́ возлю́бленная! / Симео́ном бо предрече́нное в це́ркви днесь собы́сться, / Мое́ се́рдце ору́жие про́йде, / но в ра́дость Воскресе́ния Твоего́ / плач преложи́. / Покланя́емся Страсте́м Твои́м, Христе́, / покланя́емся Страсте́м Твои́м, Христе́, / покланя́емся Страсте́м Твои́м, Христе́, / и Свято́му Воскресе́нию.

Источники:
Песнопения Страстной седмицы
Хор Данилова монастыря
Иконография Страстной седмицы


Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.
Вы можете поделиться этой статьей в сети:
0 0
637
все новости
В начало страницыВ начало страницы