731-22-02 регистратура

+7 922-739-99-93, рег



+7 (351) 778-65-71

г.Челябинск, пр. Победы,

дом 398, строение 1

Группа ВК: vk.com/sergrad74

Седмица 1-я Великого поста. Великий канон.

Ирина Высоковская
Дата публикации: 14.03.2016

Первая седмица отличается особой строгостью поста, ибо приличнее всего иметь наибольшую ревность к подвигам благочестия при начале подвигов. Сообразно этому, Церковь на первой седмице совершает богослужение продолжительнее, чем в следующие дни. С понедельника по четверг на великих повечериях читается Великий канон святого Андрея Критского. В каноне собраны и представлены многочисленные образы поста и покаяния, приводится множество примеров из Ветхого и Нового Завета применительно к нравственному состоянию души грешника, оплакивающего свои грехи. Канон назван великим, как по множеству мыслей и воспоминаний, заключенных в нем, так и по числу содержащихся в нем тропарей (около 250, тогда как в обычных канонах их бывает около 30). Повечерие первых четырех дней первой седмицы называется «Малым стоянием» в отличие от «Мариина стояния» на 5 седмице и великого стояния в Великий Пяток. Эти повечерия также называются «мефимо́нами» (греч. — «с нами»), потому что на этих повечериях поется песнь «С нами Бог».

Великий канон

НАЧАЛО: Великий Канон

В самом начале Великого Поста, как тот исходный «тон», которым определяется вся великопостная «мелодия», мы находим великий покаянный канон св. Андрея Критского. Он разделен на четыре части и читается за Великим Повечерием, вечером, в первые четыре дня Поста. Его можно описать как покаянный плач, раскрывающий нам всю необъятность, всю бездну греха, потрясающий душу отчаянием, раскаянием и надеждой. С исключительным искусством св. Андрей переплетает великие библейские образы — Адама и Еву, рай и грехопадение, патриарха Ноя и Потоп, Давида, Обетованную Землю и выше всего Христа и Церковь — с исповеданием грехов и раскаянием. События священной истории явлены, как события моей жизни, дела Божии в прошлом, как дела, касающиеся меня и моего спасения, трагедия греха и измены, как моя личная трагедия. Моя жизнь показана мне, как часть той великой, всеобъемлющей борьбы между Богом и силами тьмы, которые восстают на Него.

Канон начинается с глубоко личного вопля:   
Отку́ду начну́ пла́кати окая́ннаго моего́ жития́ дея́ний? Ко́е ли положу́ нача́ло, Христе́, ны́нешнему рыда́нию? Но я́ко благоутро́бен, даждь ми прегреше́ний оставле́ние.
С чего начну я оплакивать окаянные дела моей жизни? Какое начало положу я, Христос, нынешнему рыданию?

Один за другим раскрываются мои грехи в глубокой связи их со все продолжающейся трагедией отношений человека к Богу; история первого грехопадения — это моя личная история:   
Первозда́ннаго Ада́ма преступле́нию поревнова́в, позна́х себе́ обнаже́на от Бо́га и присносу́щнаго Ца́рствия и сла́дости, грех ра́ди мои́х.
Я совершил преступление первозданного Адама; я знаю, что я отрешен от Бога и вечного Его Царства и сладости из-за моих грехов… 

Я потерял все божественные дары:   
Оскверни́х пло́ти моея́ ри́зу и окаля́х е́же по о́бразу, Спа́се, и по подо́бию.
Омрачи́х душе́вную красоту́ страсте́й сластьми́, и вся́чески весь ум персть сотвори́х.
Раздра́х ны́не оде́жду мою́ пе́рвую, ю́же ми изтка́ Зижди́тель из нача́ла, и отту́ду лежу́ наг.

Я осквернил одежду моей плоти, осквернил то, что было, Спасе, по образу и по подобию. Я омрачил душевную красоту наслаждениями страстей. Ныне я разодрал первую мою одежду, которую мне в начале соткал Зиждитель, и поэтому я наг…

Итак, в течение четырех вечеров девять песен Канона говорят снова и снова о духовной истории мира, которая в то же время — история и моей души. Слова Канона призывают меня к ответу, ибо говорят они о событиях и делах прошлого, смысл и сила которых вечны, поскольку каждая человеческая душа — единственная и неповторимая — проходит тем же путем испытаний, стоит перед тем же выбором, встречается с той же высшей и важнейшей реальностью.

Значение и цель Великого Канона именно в том и состоят, чтобы явить нам грех и тем самым привести нас к раскаянию. Но он являет нам грех не определениями и перечислениями, а неким глубоким созерцанием библейской истории, которая поистине есть история греха, покаяния и прощения. Это созерцание вводит нас в совершенно иную духовную культуру, призывает нас принять совершенно иное понимание человека, его жизни, его целей, его духовных «мотиваций».

Канон восстанавливает в нас то духовное мироощущение, внутри которого раскаяние становится снова возможным. Когда мы слышим, например:   
А́велеве Иису́се, не уподо́бихся пра́вде, да́ра Тебе́ прия́тна не принесо́х когда́,/ ни дея́ния боже́ственна, ни же́ртвы чи́стыя, ни жития́ непоро́чнаго.
Я не уподобился, Иисусе, Авелевой правде, никогда не принес Тебе приятного дара, ни дел божественных, ни жертвы чистой, ни безгрешной жизни…
— мы понимаем, что история первого жертвоприношения, так кратко упоминаемая в    Библии, открывает нам нечто основное и в нашей собственной жизни, основное в самом человеке. Мы понимаем, что грех прежде всего есть отказ от жизни как приношения и дара, как жертвы Богу, или, другими словами — отказ от жизни для Бога и по Божьему. Мы понимаем, что корень греха — это отклонение нашей любви от высочайшего ее объекта. И благодаря этому откровению становится возможным произнести слова, бесконечно отдаленные от современного опыта жизни, но которые звучат глубочайшей правдой:
Бре́ние Зда́тель живосозда́в, вложи́л еси́ мне плоть и ко́сти, и дыха́ние и жизнь, но о Тво́рче мой, Изба́вителю мой, и Судие́, ка́ющася приими́ мя.
Из праха создав жизнь, Ты вложил в мою плоть и кости, и дыхание, и жизнь: но, о Создатель мой, Избавитель мой и Судия, приими меня, кающегося.

Для того, чтобы по-настоящему «услышать» Великий Канон, требуется, конечно, знание Библии и способность усваивать значение библейских образов. Если в наши дни столь многие находят его скучным и не относящимся к нашей жизни, это происходит оттого, что вера их не питается из источника Священного Писания, которое для Отцов Церкви было именно источником их веры. Мы должны вновь научиться воспринимать мир таким, каким он открывается нам в Библии, научиться жить в этом библейском мире; и нет лучшего способа научиться этому, как именно через церковное богослужение, которое не только передает нам библейское учение, но и открывает нам библейский образ жизни.

Вот почему постный путь начинается с возврата к «исходной точке», к Творению мира, грехопадению, Искуплению, к тому миру, где все говорит о Боге, все отражает Божью славу, где все, что происходит, все события непосредственно связаны с Богом, где человек находит настоящие измерения своей жизни, и, найдя их, кается. 

Кондак Великого канона

Душе́ моя́, душе́ моя́, воста́ни, что спи́ши? Коне́ц приближа́ется, и и́маши смути́тися. Воспряни́ у́бо, да пощади́т тя Христо́с Бог, везде́ сый и вся́ исполня́яй.
Душа моя, душа моя, восстань, что спишь? Конец приближается, и ты смутишься. Итак, воспрянь, чтобы пощадил Тебя Христос Бог, везде присутствующий и все наполняющий

Великое повечерие.

Великое повечерие состоит из трех частей.
По своему составу первая часть Великого повечерия приспособлена ко времени отхода ко сну. Святая Церковь, рассматривая сон как подобие смерти, просит Господа даровать сон мирен и безмятежен отходящим ко сну (псалмы 4, 6, 12, 24, 30, 90). После псалмов чтение вечерних молитв прерывается пением стихов из пророчества Исайи: «С нами Бог», в которых выражается торжественная уверенность в близости к нам Божественной помощи. В тропаре «День прешед, благодарю Тя, Господи, вечер, прошу, с нощию без греха подаждь ми, Спасе, и спаси мя» Церковь воссылает благодарение Богу за истекший день и просит Господа о даровании безгрешного вечера и ночи. Выразив затем свою веру в чтении Символа веры, Церковь испрашивает молитвенного посредничества у всех святых ходатаев перед Богом, особенно у Божией Матери: «Пресвятая Владычице Богородице, моли о нас, грешных». Заканчивается первая часть молитвой святого Василия Великого, в которой кратко перечисляются моления, содержащиеся в первой части.

Вторая часть великого повечерия по своему составу — покаянная. Начинается она призывом к молитве и поклонению Христу Богу: «Приидите, поклонимся». Далее, псалмами 50, 101 и молитвой царя Манассии Святая Церковь призывает верующих к полному исповеданию своей греховности и живому осознанию гибельности пребывания во грехе. Осознание своей греховности и моление о помиловании содержится в произносимых покаянных тропарях: «Помилуй нас, Господи, помилуй нас». Вторая часть заканчивается молитвой «Владыко Боже, Отче Вседержителю», в которой кратко повторяется содержание молитв второй части.   

Третья часть великого повечерия состоит из славословий и хвалений Богу и святым угодникам Божиим и называется хвалебной. Начинается она также с «Приидите, поклонимся», далее — псалмы 69 и 142, являющиеся как бы переходом от службы покаянной к службе более торжественной. Непосредственно за псалмами следует чтение великого славословия. После канона и «Достойно есть», Трисвятого по «Отче наш» хор поет: «Господи сил, с нами буди» (на 6 глас) со стихами.

Источники:
Протопресвитер Александр Шмеман. Великий пост.
Гермоген Шиманский. Литургика
Великий покаянный канон — хор Сретенского монастыря
«6 удивительных фактов о каноне Андрея Критского» — на сайте Правмир.ru
Великий пост рассказ из книги «Дорожный посох» Василий Акимович Никифоров-Волгин.


Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.
Вы можете поделиться этой статьей в сети:
1 0
427
все новости
В начало страницыВ начало страницы