731-22-02 регистратура

+7 922-739-99-93, рег



+7 (351) 778-65-71

г.Челябинск, пр. Победы,

дом 398, строение 1

Группа ВК: vk.com/sergrad74

Притча о блудном сыне: растрата, которую не восполнить самому

Татьяна Колодяжная
Дата публикации: 16.02.2017

Проповедь протоиерея Ярослава Иванова

В эти подготовительные к Посту недели Церковь подводит нас к тому состоянию, которое желательно иметь богобоязненному человеку. Вчера на службе мы слышали псалом 136 «На реках Вавилонских». Это песня евреев , изгнанных с родной земли в вавилонское рабство. Иудеи не просто лишились дома, имущества, хозяйство — они потеряли радость Богообщения, больше не могли быть в храме, приносить Господу жертвы и совершать богослужения. «Если я забуду тебя, Иерусалим, — забудь меня десница моя; прилипни язык мой к гортани моей, если не буду помнить тебя» — такими горькими словами они оплакивали свое положение.

Адам тоже лишился Рая — заслуженно. К сожалению, часто так бывает: что имеем — не храним, потерявши — плачем. Утратив что-то значимое (может быть, мы даже не осознавали что это ценность), мы ощущаем боль. Но восполнить потерю не можем — потому что мы не приобретали это сокровище, не завоевывали, не боролись за него, не шли этим путем — оно было дано нам как дар.

Притча о блудном сыне, которую мы сейчас слышали — уникальна. Это о нас, это карта того пути. Путь плача, паломничество к святыне, по слову протопресвитера Александра Шмемана. Эта дорога связана с лишениями, трудностями — в противном случае, она не вела бы к Богу.

У отца (подразумевается Бог) есть два сына. И младший решает воспользоваться своим правом на наследство — просилт свою часть имения и идет в страну далече —  туда где, не видно и не слышно отца, где можно свободно жить по своей воле, «как хочу». Потакание своему «хочу», распутная жизнь доводит до обнищания, а восполнить утраченное нельзя — ведь источника ресурсов не было, ибо наследство он не зарабатывал. Страшный голод вынуждает блудного сына идти пасти свиней. А для евреев свинья была мерзким животным, быть свинопасом — самый унизительный труд. Несчастный дошел до того, что рад был бы даже поесть тех рожков, которыми кормили свиней, но и их никто ему не давал. Ничтожность, понимание своего поражения, очевидно, отрезвили юношу — он «пришел в себя», говорит Евангелие и начал управлять собой.

Отец, между тем, понимал, что ничем не мог бы удержать сына, разве что своей любовью… Да и той не удержал. Ему ничего не оставалось делать, только продолжать любить и ждать. И он каждый день выходил на дорогу, высматривая его — это мы видим из того, что отец еще издали заметил бредущего сына и побежал ему навстречу. А когда сын в раскаянии пал на колени, отец произнес: «Сын мой был мертв и ожил пропадал и нашелся».

Ре́мбрандт Ха́рменс ван Рейн

Рембрандт Харменс ван Рейн, «Возвращение блудного сына».

Очень многие из нас переживают состояние блудного сына. Но нам ближе состояние удаления от Отца, нежели деятельного пути к Нему. Наш день — это житейские заботы, беспечность, самонадеянность и мечты о чем-то временном. Вроде бы и нужным, но для Вечности бесполезным и даже вредным. Мы тратим благодать, данную Богом в крещении как необходимое условие для спасения — ибо человеческих сил для праведной жизни не хватает. Но иной раз человек думает что крепкое здоровье, острый ум, хороший брак и так далее, даны ему по каким-то заслугам, а о Боге вспоминает по необходимости. Хотя вроде осознаем, что вечного нет ничего. Смерть, болезнь, катастрофы могут во мгновение все изменить, а ведь Бог предупреждает: «В чем застану в том и сужу».

Мы читаем Евангелие (если читаем) походя, не вникая. Молитва  — не общение любящих, а тягостный долг. «Я вычитал молитвы» — вот этим и ограничиваемся, не учась представлять в молитве того, о чем говорим. Я еще вроде в доме Отца, но наше общение уже нарушено, Он мне неинтересен…

Это не значит, что все, кто рассеянно молится — блудные сыновья. Но тенденция понятна, молитва — не главное дело дня, а мысли наполнены своими интересами, работой, детьми, событиями — то есть, мой ум уводит меня в страну далече. А если это страстные мысли? Тогда еще хуже. Кто-то доходит до того, что считает: «Такова моя натура», не пытаясь исправиться. Я встречал людей, которые не исповедуются и не причащаются: «Я же недостоин». То бишь, живу в стране далече и Богу оттуда помахиваю ручкой.

Блудный сын пришел в себя и устремился к Богу. Вот интересно: когда человек тяжело болеет и лежит без сознания — мы говорим что он не в себе. Так же скажем про пьяного или разгневанного человека — он не в себе,  не отвечает за свои действия, не хозяин своих слов. Если в этот момент снять его на видео, а потом показать — это жестоко отрезвляет. Вообще если бы мы видели со стороны как мы грешим, нам было бы мерзко…  Но этот человек не только раскаялся, он встал и пошел в родной дом — тут все этапы покаяния, от мысли до дела. Ведь Иуда тоже раскаялся… А затем удавился.проповедь

Да, я молюсь рассеянно, утрачивая связь. Но как я к этому отношусь? Борюсь и что-то делаю? Или говорю: «А, уже все так укоренилось, что бесполезно исправлять»? Или еще одна «высокоэффективная» методика: «Все так делают». Ведь блудный сын не сказал: «Ну, раз я хуже свиньи, буду жить как свинья«. Нет, я не свинья — я Божий сын! Только вектор, обращенный к Богу, делает способным к созидательной жизни, остальные пути развращают.

Еще один характерный образ в этой притче — старший сын. Увидев что его нерадивый младший брат вернулся, растратив наследство, и получил тут же новые одежды, обувь, перстень, старший брат был возмущен. Это образ фарисея, бывшего всегда с Богом, но только внешне. Ведь последние могут стать первыми — явные грешники по своему смирению и покаянию могу оказаться впереди нас, кто вроде бы живет в Боге, исповедуется, причащается… Когда вырабатывается привычка: привык вычитывать молитвы, привык что Господь дарит радости, что чудеса не кончаются, что Бог всегда меня прощает. Но можно ли у этому привыкать? Помните страшные слова Господа в книге Откровения, обращенные к Ангелу Лаодикийской церкви: «Знаю твои дела, ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден. … то извергну тебя из уст Моих». 

Как не быть теплохладным? Ценить каждый час, исполнять заповеди, как возможность быть с Богом и понимать, какой ценой имею я все эти блага — ценой Крестной Жертвы. И не должно отчаиваться. Христос ради меня ТАКОГО пришел, умер и воскрес, чтобы меня любить. Милостью Божьей вступая в Великий пост, пусть дух покаяния и смирения возбудит наше сердце к искренней горячей молитве и жизни богоугодной. Аминь.

Подготовила Татьяна Колодяжная.


Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.
Вы можете поделиться этой статьей в сети:
1 1
299
все новости
В начало страницыВ начало страницы