731-22-02 регистратура

+7 922-739-99-93, рег



+7 (351) 778-65-71

г.Челябинск, пр. Победы,

дом 398, строение 1

Группа ВК: vk.com/sergrad74

Почему в храме необходимо пение

Дата публикации: 01.12.2015

Пение на Афоне

Почему в храме необходимо пение

Итак, почему в храме необходимо пение? Потому, что храм – это дом молитвы, а молитва есть высшее выражение человеческого духа на земле. И поэтому, как точно подмечено в книге «Искусство и православие» Александром Художиным, «молитва <…> нередко стремится воплотить себя в стройных музыкальных звуках, которые не только служат для нее прекрасной одеждой, но и являются крыльями, возносящими ее к небесам». Т. е. пение делает молитву более возвышенной.

В статье протоиерея И. Вознесенского «О высоком достоинстве и благотворном влиянии на людей церковного пения» говорится о том, что пением лучше, чем словом, чертами лица и жестами раскрываются «самые глубокие душевные состояния, самые <…> благороднейшие, возвышенные и святые чувства <…> Пением мы выражаем восторг нашего духа <…? Пение вливает в душу исполнителя и слушателя (т.е. и певчих, и прихожан – прим. авт.) огонь благородного одушевления».

У Иоанна Златоуста есть беседа на 41-й псалом (который мы, кстати, любим петь на особый, монастырский, напев), где святитель отвечает на вопрос: для чего употребляется пение церковное. И дает такое объяснение: «Бог, видя, что многие из людей нерадивы, тяготятся чтением духовных писаний и неохотно принимают на себя этот труд, и желая сделать этот труд вожделенным и уничтожить чувство утомления, соединил с пророчествами мелодию <…> В самом деле ничто так не возвышает и не окрыляет душу, не отрешает ее от земли, не избавляет от уз тела, не располагает любомудрствовать и презирать все житейское, как согласное пение и стройно составленная божественная песнь».

Еще одна важная причина пения в храме

Есть и еще одна важная причина пения в храме. Церковь земная есть отражение и образ Церкви Небесной. А в Церкви Небесной ангелы непрерывно славят Господа ликующим пением. (Невольно приходит мысль о том, что Господь для того создал нашу землю круглой, чтобы земная Церковь тоже не прерывала своего богослужения все 24 часа в сутки, ведь православные храмы есть в каждом временном поясе земного шара, в одном месте служба заканчивается, а в другом только начинается и так далее). В Священном Писании, в житиях святых и в свидетельствах благочестивых людей мы неоднократно встречаемся с явлением ангелов, поющих хвалу триединому Богу.

Ветхозаветный пророк Исаия рассказывает, что видел серафимов, окружавших престол Господа и восклицающих друг к другу: «Свят, свят, свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его». В толковании этого места Библии говорится, что, по-видимому, серафимы разделены были на два лика и хора, которые поочередно (а значит, антифонно) возглашали хвалу Богу.

Новозаветный тайновидец евангелист Иоанн Богослов в разных местах своего Апокалипсиса упоминает о пении блаженных небожителей, окружающих престол Господа: херувимов, ангелов, сонма святых мужей всех племен и язык, которые в разных выражениях с припевом «аллилуиа» воспевали хвалу Богу и Агнцу.

Святой Игнатий Богоносец видел ангелов, воспевающих Святую Троицу попеременными песнями – и этот образ антифонного пения ввел в Антиохийской Церкви. В наших крупных монастырях и по сей день монахи поют антифонно (это очень впечатляет, как образ непрерывного ангельского славления Бога). А отдельные богослужебные песнопения так и называются антифонами, хотя поются одним клиросом или хором.

Отрок, восхищенный на воздухАнгельское пение имели честь слышать и простые люди. Приведу лишь самые известные примеры. В 439 году, во время землетрясения в Константинополе, отрок, восхищенный на воздух, услышал ангелов, поющих «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный»; люди повторили эти слова, добавив «помилуй нас», и землетрясение прекратилось. С того времени Трисвятое и учреждено петь или читать при каждом православном богослужении.

А кто не знает, что вифлеемские пастухи видели и слышали множество ангелов, хвалящих Бога и воспевающих в честь рождения Христа Спасителя: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение». Эти слова теперь тоже поются или читаются в начале каждой Утрени перед шестопсалмием.

Церковное пение не самочинно

Можно приводить еще немало примеров, но достаточно заметить, что в нашей, Православной, Церкви пение освящено примерами самого Господа и Божией Матери, учреждено апостолами, умножено и упорядочено святыми отцами.

В 26-й главе Евангелия от Матфея мы читаем о том, что, совершив последнюю в своей земной жизни пасхальную вечерю и придав ей особый, новый смысл – первого христианского богослужения в связи с установлением таинства Евхаристии – Христос воспевше восшел с учениками на гору Елеонскую. В беседе на это Евангельское повествование Иоанн Златоуст говорит: «Спаситель воспел, чтобы и мы пели подобным же образом». В другой беседе (на 2-е послание к Коринфянам) святитель подчеркивает, что, воспевая гимны Богу, люди становятся общниками небесных сил, подражают и уподобляются им.

Святые апостолы закрепили пример, поданный Спасителем. В книге Деяний апостолов читаем, что после вознесения Господа, посвящая 3-й, 6-й, 9-й и полуночный час молитве, они сопровождали моление псалмопением. Распространяя Христово учение, заботились о том, чтобы верующие не забывали в своих молитвенных собраниях и о пении (см., например, послание апостола Павла к Ефесянам). В книге Апостольских постановлений мы находим правила, которые свидетельствуют о том, что апостолы не только поощряли богослужебное пение, но и узаконивали его обязательность.

Не буду перегружать наших читателей информацией, доказывающей, что богослужебное пение явилось в нашей Церкви не случайно, не было плодом увлечения или слабости человеческой, не есть что-либо самочинное с канонической точки зрения, а наоборот – освящено самим Спасителем, утверждено трудами апостолов и существует в Церкви от первых дней ее как неотъемлемое условие общественной молитвы. Кроме того, богослужебное пение восходит к самому ангельскому пению, ибо впервые хвалебная песнь Богу была воспета Бесплотными Небесными силами.

Пение – возвышенное состояние души

Ангелы, иконаВообще способность к пению составляет отличительное свойство только ангелов и людей, и пение служит тем и другим средством для выражения высоких чувств богопочитания, свойственных именно их природе. Пение – это возвышенное состояние души. Думаю, поэтому не могут петь (в прямом смысле слова) представители тяжелого рока и рэп-стиля, чьи вопли и скороговорки нередко попадаются на волнах радио. Вот почему и бесы не могут петь и никогда не поют, никаких свидетельств об этом мы нигде не встретим, бывшие ангелы навсегда утратили высокие чувства. Об этом рассуждает священник, комментирующий записанное молодым человеком на магнитофон пение ангелов на Афоне в наши дни (эту запись можно найти в Интернете: http://www.youtube.com/watch?v=18im76TsOZA).

Святая гора Афон, скит Агиа Анна (святой праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы, основан в XIV веке)

Святая гора Афон, скит Агиа Анна (святой праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы, основан в XIV веке)

Это настоящее чудо. Не случайно, что оно стало достоянием множества людей, и что это произошло именно в Греции, стране, которая дольше всех сохраняла традиции древнего византийского пения, но сегодня во многих греческих храмах оно заменено партесным (многоголосным) пением. Установлено, что ангелы на афонской записи поют Херувимскую песнь именно древнего византийского распева. Священник убежден, что ангелы ничего не делают просто так. Поскольку идет процесс секуляризации, обмирщения церковной культуры, то целью явления ангелов и их непотаенного пения было, вероятно, стремление повлиять на сознание современных людей.

В наших православных храмах, к сожалению, употребляется преимущественно партесное (многоголосное) пение, которое по своей природе не приспособлено к описанию явлений духовного мира, но пригодно лишь для описания явлений телесных, мирских, для выражения страстей, для игры чувств.

Богослужебное пение как звуковое богословие

Настоящее богослужебное пение (как говорят ученые-литургисты) – это звуковое богословие, «иконописующее», а не живописующее духовный мир. Оно говорит о невидимом мире языком одноголосного знаменного распева, природа которого для этого и приспособлена.

Слава Богу, сейчас в таких крупных монастырях, как Троице-Сергиева лавра и Оптина пустынь стали проводить некоторые службы полностью знаменным распевом. У нас на Урале в женском Ново-Тихвинском монастыре все службы (даже требы) изумительно поются древним распевом с исоном, в мужском монастыре села Тарасково в субботу и воскресенье можно помолиться под знаменное пение.

В приходских же храмах услышать древние намоленные распевы – большая редкость. Не только миряне, но и многие священнослужители, к сожалению, не приемлют язык таких распевов без гармонического сопровождения и упрощенной мелодики.

Может быть, главной причиной неприятия знаменного распева современным обществом верующих является его исключительная духовность, недоступная из-за нынешнего великого духовного оскудения, всеобщей апостасии. Ведь знаменный распев, как писал большой его знаток протоиерей Борис Николаев – «одна из тайн Царствия Божия, постигаемая сперва духом, а потом уже, сколь возможно, разумом».

Духовный потенциал знаменного распева весьма высок, но «душевен человек не приемлет яже Духа Божия» (из 1-го посл. ап. Павла к Кор.). Знаменный распев надмирен, поскольку возник из монашеского подвига и явился плодом откровения Божия.

Мне посчастливилось познакомиться на съездах Союза православных братств в Москве и в Питере в 90-е годы, а также общаться и переписываться с замечательным ученым-медиевистом, регентом Спасского собора Андроникова монастыря Б.П. Кутузовым.

Борис Павлович считает, что знаменный распев – это еще и духовное оружие, которого боятся демоны и ненавидят его, как и православную икону, против которой они еще в VIII веке воздвигли брань, приведшую к целой эпохе иконоборчества. Эпоха иконоборчества, как мы знаем, закончилась победой Церкви. Но скрытое замаскированное иконоборчество, по мнению Б.П. Кутузова, продолжается: в виде маскировки светской живописи под иконопись, а в музыкальном иконоборчестве в виде маскировки светской музыки под духовное пение. Эти рассуждения можно прочитать в сборнике статей Б.П. Кутузова «Знаменный распев – поющее богословие», где автор с сокрушением констатирует, что система богослужебного пения низведена сегодня до уровня музыки с ее концертным принципом.

Думаю, причина закрытости для нас настоящего богослужебного пения не только в том, что мы потеряли способность к восприятию духовного и не можем вместить в себя чуждую плотской чувственности неземную красоту знаменного и других древних монашеских распевов. Дело в том, что мы – россияне – с детства воспитаны на образцах западно-европейской музыки с ее совершенно иным ладово-интонационным и гармоническим строем. Наш слуховой багаж значительно ограничен и обеднен.

Церковь же, как любящая мать, снисходит к немощам людей приходящих в храм, поэтому и допускает во время богослужений преимущественно партесное пение, как более легкое для восприятия, чем и нам приходится заниматься в периоды между четырьмя постами.

протоиерей Ярослав ИвановНо мы очень признательны нашему настоятелю – протоиерею Ярославу Иванову – за то, что благословил нас вести постовые службы монастырскими распевами. Во-первых, это очень логично: как телесная пища становится более скудной во время поста, так и звуковая среда богослужений (как пища душевная и духовная) становится более аскетичной, значительно ограничивается в музыкальных выразительных средствах, давая больше возможностей людям для внутренней сосредоточенности и для воздержания от лишних эмоций.

Во-вторых, знаменные, византийские, валаамские, древнеримские, староболгарские, сербские и другие намоленные распевы воспринимаются нами – певчими (надеюсь, и прихожанами) – как символ благочестия, как плод духовный и как высшее проявление церковного певческого творчества Православной Церкви.

Ощущаешь, что интонации древних распевов несут на себе благодать, как и слова Евангелия, даже независимо от того, кто их исполняет. Пусть мы и не монахи, а может быть, последние грешники, но объективно это действительно богодухновенные интонации, которые когда-то монахи-песнотворцы улавливали духовным слухом из Небесных высот, из ангельского пения как вечно существующие архетипы. И даже в нашем, не совсем осознанном, исполнении эти интонации, думаю, сохраняют «касание Вечности».

Приглашаю всех на постовые службы в наш храм.
29.11.2015

Читайте также:
Статья первая: Регент церковного хора
Статья третья: СКОРО ПАСХА


Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.
Вы можете поделиться этой статьей в сети:
0 0
1 019
все новости
В начало страницыВ начало страницы