+7 922-739-99-93, рег



+7 (351) 778-65-71

г.Челябинск, пр. Победы,

дом 398, строение 1

Неделя сыропу́стная. Воспоминание Адамова изгнания. Прощёное воскресение.

Ирина Высоковская
Дата публикации: 12.03.2016

Неделя сыропу́стная (заговенье на Великий пост) — последний день, который подводит итог всему подготовлению к Посту, обычно называющийся «Прощёным Воскресением»; но мы не должны забывать его второго литургического названия: «Изгнание Адама из рая». Мы знаем, что человек был создан для жизни в раю, для того чтобы знать Бога и общаться с Ним. Грех лишил человека этой блаженной жизни, и существование его на земле стало изгнанием. Христос, Спаситель мира, отворяет двери рая всякому, кто идет за Ним, и Церковь, показывая нам красоту Его Царства, превращает Великий пост в паломничество к небесному отечеству.

Изгнание из Рая

Адамово изгнание.

Совсем немного времени осталось до начала Великого поста. Вспоминается плач Адама об утерянном рае и, готовясь к серьезному пути, все просят прощения друг у друга.

Адам, отец вселенной, в раю знал сладость любви Божией, и потому, когда был изгнан из рая за грех и лишился любви Божией, горько страдал и с великим стоном рыдал на всю пустыню. Душа его терзалась от мысли: «любимого Бога я оскорбил». Не так жалел он о рае и красоте его, как о том, что лишился любви Божией, которая ненасытно каждую минуту влечет душу к Богу.
Так всякая душа, познавшая Бога Духом Святым, но потом потерявшая благодать, испытывает Адамово мучение. Больно душе и сильно жалеет она, когда оскорбит любимого Господа.
Скучал Адам на земле, и горько рыдал, и земля была ему не мила. Он тосковал о Боге и говорил:
«Скучает душа моя о Господе и слезно ищу Его. Как мне Его не искать? Когда я был с Ним, душа моя была весела и покойна, и враг не имел ко мне доступа; а теперь злой дух взял власть надо мною, и колеблет, и томит душу мою, и потому скучает душа моя о Господе даже до смерти, и рвется дух мой к Богу, и ничто на земле не веселит меня, и ничем не хочет душа моя утешиться, но снова хочет видеть Его и насытиться Им. Не могу забыть Его ни на минуту, и томится душа моя по Нему, и от множества скорби стоном плачу я: «помилуй мя, Боже, падшее создание Твое».
Так рыдал Адам, и слезы лились по лицу его на грудь и землю, и вся пустыня слушала стоны его; звери и птицы замолкали в печали; а Адам рыдал, ибо за грех его все потеряли мир и любовь».
Прп. Силуан Афонский. Плач Адама.

Почему вдруг внимание Церкви обращается к Адаму? На заре человеческой истории разыгралась драма: создание поднялось на Создателя. В чем причина такого бунта: не буду подчиняться, не хочу никаких ограничений, хочу всё делать по-своему? Знакомо каждому? — Знакомо, как знакомо и желание оправдаться и свалить вину на другого: «жена, которую Ты дал…» И дальше, глубже идет самооправдание: Ты ее дал… Значит, Ты и виноват?!

Как близка такая история греха каждому! Самоволие, упрямство, упорство в грехах, самооправдание вместо раскаяния. Первое стремление — обвинить Того, к Кому следовало бы прежде всего спешить с самым нужным: «прости». Но нет. Адаму неприятно, стыдно и нехорошо на душе, что он нарушил заповеданное. Но как он ведет себя? Библейская история буквально говорит о стремлении спрятаться от Бога, и на все века остается у большинства это первое движение — уйти в тень, спрятаться… От кого? — От Бога, от совести, от души своей. От того, от кого нельзя укрыться, нельзя уйти, нельзя защититься самооправданием и ложью. Что же делать? Нетрудно догадаться, что Церковь, говоря об Адаме, помогает каждому увидеть в нем себя. Если это изображение нашего непослушания, неблагодарности, нежелания ответить любовью на любовь дано в форме поэтического сказания о праотце, потерявшем этими же качествами рай, то делается это только для того, чтобы отозвались на нее наши ум и сердце.

Как рай ощущался первенцем человеческого рода? Как защита благодатью Божией от зла мира. Чтобы иметь какое-то представление об этом, обычно вспоминают о золотой поре детства, где любовь родителей охраняет юную жизнь от всего порочного. Но любовь Творца вместо благодарного чувства и ответной любви встретила противоположное желание прервать самое дорогое и ценное в жизни общение с Творцом. Грех вошел в жизнь человека, ослабил его дарования, отравил способности, нарушил целостность души. Те, кто способен ощущать мучительный внутренний разлад, знают, что в глубинах души часто возникают бури, поднимающие со дна всякую нечистоту. Чаще всего человек предпочитает не касаться таких тем, не заглядывать в эту бездну («тамо гади, им же несть числа» по выражению псалмопевца), уходить от себя, обманывать себя.

Но не к этому призывает Церковь своих детей. Напоминая об Адаме, она говорит снова и снова, что Творец не забыл Своего создания, что Он Сам, первый, обращается к Адаму: «Где ты?..», что Ему всегда приходится первому выходить на поиски каждой заблудшей души.
Почему Он, а не мы первыми идем к Нему? Потому что Он — «кроток и смирен сердцем», а мы горды и упрямы. И если Он идет к нам, то хотя бы в ответ на это движение Его мы можем пойти навстречу Ему с раскаянием в своих грехах? Потому-то и звучит в церковных песнопениях древнее напоминание о грехопадении. В нем правда о нас самих, оно зовет нас к деятельному подвигу, цель которого — встретить Бога и найти в общении с Ним смысл всех стремлений и радость бытия. В одно мгновение это не произойдет, потому нам предстоит серьезный путь — великопостный путь к Пасхе.

Из книги: Весна постная, цвет покаяния… Восхождение к жизни вечной. – М. Издательский отдел Владимирской епархии, 2002 г. – 590 с

Изгна́н бысть Ада́м из рая́ сне́дию, те́мже и седя́ пря́мо сего́ рыда́ше, стеня́ умили́тельным гла́сом, и глаго́лаше: увы́ мне, что пострада́х окая́нный аз: еди́ну за́поведь преступи́х Влады́чню, и благи́х вся́ческих лиши́хся! Раю́ святе́йший, мене́ ра́ди насажде́нный быв, и Е́вы ра́ди затворе́нный, моли́ тебе́ сотво́ршаго, и мене́ созда́вшаго, я́ко да твои́х цвето́в испо́лнюся! Те́мже и к нему́ Спас: Моему́ созда́нию не хощу́ поги́бнути, но хощу́ сему́ спасти́ся, и в позна́ние и́стины приити́, я́ко гряду́щаго ко Мне не изгоня́ю вон.
Изгнан был Адам из рая из-за пищи (из-за вкушения запрещенного плода), и, сидя прямо перед раем, рыдал и стонал… Увы мне, как пострадал я, окаянный: я не соблюл одной заповеди Владыки и лишился всех благ! Рай святейший, ради меня насажденный, и ради Евы затворенный, моли тебя и меня Создавшего, чтобы я вновь наполнился твоими цветами. И отвечал ему (Адаму) Спаситель: я не хочу, чтобы погибло мое создание, но я хочу, чтобы оно спаслось и пришло к познанию истины, потому что приходящего ко Мне я не изгоню.(Стихира на стиховне)

Кондак Недели сыропустной

Прему́дрости Наста́вниче, смы́сла Пода́телю, нему́дрых Наказа́телю, и ни́щих Защи́тителю, утверди́, вразуми́ се́рдце мое́, Влады́ко. Ты даждь ми сло́во, О́тчее Сло́во, се бо устне́ мои́ не возбраню́, во е́же зва́ти Тебе́: Ми́лостиве, поми́луй мя па́дшаго.
Икос:
Се́де Ада́м тогда́ и пла́кася, пря́мо сла́дости рая́, рука́ма бия́ лице́, и глаго́лаше: Ми́лостиве, поми́луй мя, па́дшаго.
Ви́дев Ада́м а́нгела изри́нувша, и затвори́вша боже́ственнаго са́да дверь, воздохну́в вельми́, и глаго́ла: Ми́лостиве, поми́луй мя, па́дшаго.
Споболи́ раю́ стяжа́телю обнища́вшему, и шу́мом твои́х ли́ствий умоли́ Соде́теля, да не затвори́т тя: Ми́лостиве, поми́луй мя, па́дшаго.
Раю́ вседоброде́тельный, всесвяты́й, всебога́тый, Ада́ма ра́ди насажде́нный, и ра́ди Е́вы заключе́нный, умоли́ Бо́га о па́дшем: Ми́лостиве, поми́луй мя, па́дшаго.

Евангельское чтение

Пост освобождает нас от порабощения греху, от плена «этого мира». Но в Евангельском чтении последнего воскресения говорится об условиях этого освобождения (Мф.6:14-21).

Первое условие — пост: отказаться от того, чтобы считать желания и требования нашей падшей природы нормальными; усилие освободить дух от диктаторской воли плоти, материи. Но для того, чтобы пост наш был настоящим, подлинным, надо, чтобы он не был лицемерным, «показным». Мы должны «явиться постящимися не пред людьми, но пред Отцем (Нашим), Который втайне»(Мф.6:18).

Второе условие поста — прощение; «если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный» (Мф.6:14). Торжество греха, главный признак его владычества в мире — это ссоры, несогласия, разделения, ненависть. Поэтому первый пролом через крепость греха есть прощение: возвращение к единению, согласию, любви. Лучезарное всепрощение Самого Бога воссияет между мной и моим «врагом», если я ему прощу. Простить — это значит отвергнуть все счеты и расчеты человеческих отношений, предоставив их Христу. Прощение — настоящее «вторжение» Царствия Небесного в наш грешный и падший мир.

Великий пост

Вечерня. Чин прощения

Пост по-настоящему начинается с вечерни этого воскресения. Ничто лучше этой вечерни не показывает нам «настроения» Великого Поста в Православной Церкви, не вводит нас в него; нигде лучше не чувствуется ее глубокий призыв к человеку.

Служба начинается, как торжественная вечерня; священнослужители в светлых облачениях. Стихира на «Господи, воззвах…» (следующая после «Господи, воззвах») возвещает наступающий Пост, а за ним — приближение Пасхи!

По́стное вре́мя све́тло начне́м, к подвиго́м духо́вным себе́ подложи́вше, очи́стим ду́шу, очи́стим плоть, пости́мся я́коже в сне́дех от вся́кия стра́сти, доброде́тельми наслажда́ющеся ду́ха: в ни́хже соверша́ющеся любо́вию, да сподо́бимся вси ви́дети всечестну́ю страсть Христа́ Бо́га и святу́ю Па́сху, духо́вно ра́дующеся.
Постное время светло начнем! Готовясь к духовным подвигам, очистим нашу душу, очистим тело. Воздержимся как от пищи, так и от всякой страсти, и насладимся духовными добродетелями. Дабы, усовершенствовавшись в любви, мы были достойны увидать страсти (страдания) Христа Бога и святую Пасху, в духовной радости.

Потом, как обычно, следует Вход и пение «Свете Тихий…» Затем служащий священник идет на «горнее место», за престолом, и возглашает вечерний Прокимен, который всегда возвещает конец одного и начало другого дня. За этой вечерней «Великий Прокимен» возвещает начало Поста:

Не отврати́ лица́ Твоего́ от о́трока Твоего́, я́ко скорблю́, ско́ро услы́ши мя: вонми́ души́ мое́й, и изба́ви ю.
Не отврати лица Твоего от слуги Твоего, потому что я скорблю! Скоро услышь меня, обрати внимание на душу мою и избавь ее.

Хор братии Данилова монастыря

Вслушайтесь в особенную мелодию этого стиха, этого крика души, внезапно наполняющего церковь: «… я скорблю» — и вы поймете исходный пункт Поста: таинственную смесь отчаяния и надежды, тьмы и света. Все приготовление теперь закончено. Я стою перед Богом, перед славой и красотой Его Царства. И я сознаю свою принадлежность к этому Царству, сознаю, что у меня нет другого дома, другой радости, ни другой цели; и я сознаю также, что я изгнан из этого Царства во тьму и печаль греха, и… «я скорблю»! И в конце концов я сознаю, что только Бог может помочь моей скорби, только Он может избавить и спасти мою душу. Покаяние, — прежде и больше всего, — отчаянная мольба к этой божественной помощи.

Прокимен повторяется пять раз. И вот Пост уже наступил! Светлые облачения заменяются темными, постными, тушат яркое освещение. Когда священник или дьякон начинает вечернюю ектению, хор отвечает ему постным напевом. Первый раз читается великопостная молитва Ефрема Сирина с земными поклонами. В конце службы молящиеся подходят сперва к священнику, прося прощения, потом просят прощения друг у друга. Но в то время, как происходит этот обряд «прощения», и т.к. Пост начинается именно этим актом любви, единения и братства, хор поет Пасхальные песнопения. Нам предстоит сорокадневный путь по пустыне Поста, но в конце этого пути уже сияет свет Пасхи, свет Царства Христова.

Протопресвитер Александ Шмеман. Великий пост.

***

О чине прощения не упоминается в Триоди постной, однако он является древней традицией Церкви, восходящей ко временам раннего палестинского монашества. В «Житии преподобной Марии Египетской», написанном святителем Софронием Иерусалимским (ок. 560—638), упоминается о том, что в начале Великого поста монахи собирались в церковь, где испрашивали прощение у игумена, а затем покидали монастырь и уходили в пустыню на весь пост, возвращаясь только к Страстной седмице.

Поучение в Прощеное воскресение

Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, яко скорблю, скоро услыши мя!
Такими проникнутыми сыновней скорбью словами, возлюбленные о Господе отцы, братия и сестры, Святая Церковь сегодня за вечерним богослужением обращается к Богу. И каждый из здесь стоящих, несомненно, пережил в своем сердце эти слова как свое личное обращение к Богу.
Не отврати Твоего лица, милосердный Господи, от нас! — просим мы. Но эту милость Божию мы должны заслужить. По зову нашей Православной Церкви мы собрались в этот святой вечер в храме, чтобы накануне Великого поста испросить себе благословение Божие на достойное вступление на поприще усиленных молитв и покаяния. Собрались, для того чтобы по установленному в древние времена священному обычаю, поклонившись друг другу из глубины наших сердец, простить взаимные обиды и согрешения.читать дальше

Благословение на Великий пост

«Днесь весна душам!» Святой Великий пост при дверех. Им да прозябнет семя нашего покаяния и молитвы и даст спасительный плод воскрешения душ в Боге.
Чадо Божие!
«Да постится ум твой от суетных помышлений;
да постится воля твоя от злого хотения;
да постятся очи твои от худого видения;
да постятся уши твои от скверных песней и шептаний клеветнических;
да постится язык твой от клеветы, осуждения, лжи, лести и сквернословия;
да постятся руки твои от биения и хищения чужого добра;
да постятся ноги твои от хождения на злое дело».
Вот это и есть христианский пост, которого ждет от нас Господь.
Войдем же, други наши, в Великий пост, встанем на поприще его подвигов — покаяния, воздержания и смирения — и утвердимся в них, чтобы, получив прощение, встретить Воскресение Христово, Святую Пасху — райское сияние на земле. Аминь.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин. 28 февраля (13 марта) 1994 года


Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.
Вы можете поделиться этой статьей в сети:
0 0
685
все новости
В начало страницыВ начало страницы