731-22-02 регистратура

+7 922-739-99-93, рег



+7 (351) 778-65-71

г.Челябинск, пр. Победы,

дом 398, строение 1

Группа ВК: vk.com/sergrad74

Интервью с детской писательницей Тамарой Михеевой: «Дети, пожалейте свою мать!» или что делать, если оказалось, что ты талантлив

Татьяна Колодяжная
Дата публикации: 17.11.2017

12 ноября в гостях у православного подросткового клуба «Наследник» был настоящий творец сказки — известный детский писатель Тамара Михеева (Сон). В этом материале: почему несправедливая критика — это полезно, а отказы — еще не показатель плохой работы, для чего дается отсутствие вдохновения, и что главное для творческого человека. А также многочисленные взрывы смеха. Половина ребят в процессе беседы выстраивается в ряд, прыгая и рисуя на доске — наглядная демонстрация того, какой путь проходит книга от написания рукописи до издания. И когда звенит звонок, все, не сговариваясь, аплодируют. Интервью, которое мы предлагаем читателям, полностью составлено самими ребятами.

— Во сколько лет Вы написали самую первую книжку?

— Мне было, по-моему, двадцать два года. Это была книга «Две дороги, один путь», большая, объемная, которая сохранилась до наших дней. Но если говорить про самую-самую первую — это было школьное задание во втором классе, повесть на две общие тетрадки. Там тоже было про какие-то путешествия, я ее читала брату на ночь. Но когда я доросла до вашего возраста, я ее перечитала и… сожгла на даче, как Гоголь (смех). Решила, что это все глупости и вообще недостойно того, чтобы оставаться в истории. Хотя сейчас жалею.

— Что Вас натолкнуло начать писать?

— Мне просто очень нравится рассказывать истории, нравится сам процесс создания каких-то миров, приключений. Нравится рассказывать о взаимоотношениях людей. Любимый жанр — наверное сказка, сказочная повесть. Очень нравится писать для детей, я для взрослых не пишу никогда — мне неинтересно.

— Что Вы чувствуете, когда пишете? Это трудно?

— А ты что любишь делать больше всего на свете? Танцевать? И трудно тебе танцевать? Вот и мне не трудно писать. А что чувствую… Вы знаете, это зависит от истории. Какие-то рассказы пишутся на тяжелые темы, какие-то наоборот, очень легкие и быстрые. Например, история «Не предавай меня» — там очень многое взято из реальной жизни. Естественно, под другими именами.

— Насколько важно для детского писателя самому быть ребенком в душе?

— В. М. Шукшин говорил, что если писатель творит для детей, то процент «детскости» в его душе должен быть больше 50%. А если он меньше, то нечего вам делать в детской литературе. Ну вот, видимо, у меня он больше.

— Как к Вам приходит вдохновение?

— Очень часто — когда мою посуду. А еще чаще в душе, и это — самое раздражающее, потому что там негде записать и нужно запомнить. Мне очень помогает, когда я много хожу пешком. Гуляю с собакой, с детьми. А еще, я очень сильно люблю ходить в походы, иногда ухожу на 6-10-12 дней. А прихожу — и как начинаю писать-писать-писать.

Вообще сюжеты возникают по-разному: иногда приходит какой-то образ, иногда только фраза. Книжку «Жили-были карандаши» я вообще набила в телефоне SMS-ками (мы ехали семьей в машине, дорога была длинная, а у меня как-то не оказалось с собой ни клочка бумаги). А иногда мне приходит какой-то образ, иногда просто имя. Как в книжке «Асино лето», мне пришло имя главной героини, и потом, раскручивая это имя, я придумала целую повесть на десять авторских листов — это очень много. Иногда приходит, наоборот, финальная фраза.

— Вы не боитесь критики?

— Раньше боялась. Но потом я отучилась шесть лет в Литературном институте — это такой специальный институт в Москве, где учат на писателей, поэтов, драматургов и так далее. Там есть волшебный день вторник, в этот день нет никаких уроков, а вместо них студенты собираются и начинают обсуждать, кто что написал. Как правило, там учатся очень злые люди, потому что они любят критиковать других и нисколько тебя не жалеют (смеется). После шести лет учебы в Литературном институте я не боюсь никакой критики, вообще, правда! Потому что критика — это всегда полезно. Всегда: даже если ты с ней не согласен, даже если ты не согласен в корне, даже если она несправедлива, даже если тебя это все раздражает, бесит и хочется заплакать — это все равно полезно. Потому что это заставляет тебя задуматься: а почему так получилось? Значит, какое-то мое слово было недостаточно точным, может, я не совсем верно донесла свою мысль, раз человек ее совсем не понял? Но если тебе кажется, что ты все сделал правильно, а человек все равно не понял — значит, это просто не твой человек! И… чего об этом думать?

— Сколько всего Вы написали книг? И как долго в среднем пишете одну книгу?

— Да я не считала, сколько написала. Но подозреваю, что больше десяти и меньше двадцати. А вот срок создания книги вообще просчитать невозможно. Я могу, допустим, ее быстро написать, но до этого я очень много про нее думала. Какими будут герои, как они будут действовать, как они будут друг с другом общаться… А вот у меня есть книжка «Шумсы — хранители деревьев», детская сказка — я писала ее 10 лет. Своим детям я говорю: «Пожалейте мать!». Потому что у меня нет выходных и праздников, и я работаю всегда.

 

 — Бывали ли у Вас истерики, когда кажется что все, я бездарность, я ничего не умею?

— Хочешь секрет? У меня четверо детей… Я просто не имею права на истерику, дома есть, кому поистерить! (смех). Хотя, я понимаю, о чем ты. Это когда тебе кажется, что ты больше ничего не напишешь. «Надо срочно искать другую профессию, что мне делать, Боже мой! Может, мне пойти в балет?». В институте мы называли это «творческий затык». Но это проходит. И на самом деле, это время тупика — то, что ты называешь истерикой, — оно очень важное. Его ни в коем случае нельзя упустить, потому что это время для того, чтобы: во-первых, отдохнуть, «выключиться». А во-вторых, на свете так много книг, так много фильмов… А когда ты пишешь книгу, ты очень сильно в нее погружаешься — у меня так, по крайней мере, — и ничего другого читать не можешь. Ведь когда поешь, ты должен слушать только свой голос, чтобы не сбиться. А во время «затыка» ты можешь читать любые книги, смотреть любые фильмы для своего наслаждения. Я, например, рукодельничаю.

 — Помогают ли Вам Ваши дети?

— Они мне о-о-очень сильно помогают! У меня два старших мальчика и две младших девочки. И больше всего я люблю такую помощь: мальчики берут девочек и уходят гулять! Неоценимая помощь! (смех и аплодисменты).

 — Было ли у Вас такое, что Вашу книгу не принимали в издательстве?

— Я на самом деле очень долго ждала, когда издадут мою первую книгу. Но рекордсмен по отказам среди моих книг — это моя любимая «Шумсы — хранители деревьев». Эта книга пережила десять отказов, и я уже действительно впала в какую-то истерику и тоску. Потому что я-то вижу, что книжка хорошая — вот так нескромно. Я ее несколько раз переделывала, облегчала язык. Но в конце концов она была принята хорошим издательством и сегодня среди моих книг она одна из самых популярных. Так что отказы — это не всегда показатель того, что работа плохая.

 — Какой из Ваших сюжетов самый необычный?

— Я могу сказать, что в мире всего девять сюжетов. Они называются «бродячими». Хочешь-не хочешь, ты будешь использовать один из них. Но вопрос в том, как ты это сделаешь. Ведь даже если сейчас, допустим, здесь начнет рушиться потолок и мы с вами побежим в окно, то через полчаса каждый из нас расскажет эту историю по-разному.

— Ваши любимые писатели?

— Я очень сильно люблю Бунина. Люблю Юрия Коваля, Астрид Линдгрен. И из современных писателей я очень сильно люблю Юлию Кузнецову.

 — Что бы Вы посоветовали начинающему писателю?

— Знаешь, наверное… Не бояться. Потому что мне кажется что мы все очень талантливые, правда! Я встречала людей настолько одаренных, которым не хватает только смелости, чтобы себя проявить. Это всегда грустно и обидно, когда талант не может вырваться из какой-то своей клеточки. Так что: быть смелым, и, как ни банально звучит — работать, работать и работать. Потому что на одном таланте не выедешь никогда и никуда. Нужно все время понимать, что если на тебя это свалилось, если Бог дал тебе такой талант — то ты ответственен за него. Конечно, можно: «А!» — отмахнуться от этого, но ничего хорошего из этого не выходит…

Записала Татьяна Колодяжная.

В составлении вопросов участвовали члены клуба «Наследник»: Евдокия Калашникова, Ангелина Гупало, Елена Печенкина

Фото Надежды Тютиковой

 


Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.
Вы можете поделиться этой статьей в сети:
2 0
111
все новости
В начало страницыВ начало страницы