+7 (351) 778-65-73



+7 922-739-99-93

регистратура

с 7:00 до 19:00

г.Челябинск, пр. Победы,

дом 398, строение 1

Группа ВК: vk.com/sergrad74

«Здесь осталось только мое тело, а душу ты забрал с собой»: о самой гармоничной царской чете в русской истории

Татьяна Теточко
Дата публикации: 29.07.2018

К 100-летию расстрела Царской семьи (1918-2018).

Сила любви

«Да любите друг друга…» (Евангелие от Иоанна)

Ночью я проснулась от шума. На улице кто-то рыдал. Я прислушалась. Плакал мужчина. Он не просто плакал, он умолял: «Прекрати! Перестань говорить это!». В ответ на его просьбы послышалась ругань, мат. Парня ругала его девушка. «Тварь, дрянь, ты не мужик, я тебя ненавижу!». Он заплакал ещё сильнее… «Ну, что ты наделала?! Я же теперь никогда не смогу быть с тобой!». Мне стало жутко. Жутко от его глухих рыданий и от тех слов, которыми его поносили. Потом, когда парень с девушкой ушли, я подумала, что он, наверное, хороший парень, потому что не мог слышать этих слов, они слишком ранили его душу. Ещё о том, что он наверняка любит её, но не сможет больше быть с ней. Не сможет, даже если захочет, потому что слово сделает своё дело. А потом она также будет плакать и умолять его, потому что поймёт, кого потеряла…

«Дорогой Ники, милая моя Алики…»

Эти двое поразили меня количеством нежных слов, сказанных друг другу. Потрясающая пара — российский император Николай II и его жена императрица Александра Фёдоровна. Она называла его «мой милый Ники», «драгоценный Ники», «мой бесценный», «дорогой мой мальчик», » сокровище мое», он называл ее «милая Алики» (ласк. от Аликс), «солнышко» (детское её прозвище), «моя девочка», «маленькая Аликс».

 «Бесценное моё сокровище, — пишет она ему из Дармштадта после помолвки, —  я лежу в постели , но не могу уснуть, не написав тебе, так как поговорить, увы, мы не можем. Невозможно описать, как я по тебе скучаю и тоскую по тем двум часам, которые мы проводили с тобой наедине каждый вечер. Это тяжело описать, но наши мысли встретятся, правда?».

Она писала ему почти каждый день. Иногда в день по два письма. Казалось бы, это обычные послания влюблённой женщины, но, пожалуй, и в романах трудно найти такие переживания, безграничную любовь и преданность. Пока она не жена его, а невеста, принцесса Дармштадская Алиса, внучка британской королевы Виктории, дочь немецкого короля, но никакой чопорности в её письмах нет, они простые и искренние.  Аликс рассказывает жениху о своём дне, о поездках, о том, как пила чай с бабушкой, как ходила в церковь. Чтобы стать его женой, ей нужно было выучить русский, который, по словам Алисы, давался ей с трудом: «Это из-за тебя, мой маленький упрямец, я должна так усердно заниматься. Тебе следовало бы выбрать себе более умную жену… Ты в самом деле сделал плохой выбор, но надеюсь, в этом никогда не раскаешься». (Харрогейт, 8 июня 1894 года).

Она горячо любила цесаревича и очень переживала о том, что недостойна стать его женой: «Я так молилась за тебя, за себя, чтобы мне стать лучше и как женщине, и как христианке, и чтобы Бог помог мне узнать и полюбить твою Церковь, и чтобы Он помог мне преодолеть самую большую трудность — быть достойной тебя» (Харрогейт, 2 июня).

Он писал ей с корабля, плывя по Северному морю: «Моя родная, дорогая маленькая Аликс, вчера у меня было такое сильное желание прыгнуть в лодку старого лоцмана, добраться до берега, сесть в поезд на Портмут и быстро появиться в Осборне. Я был бы в объятиях моей милой в тот же день после чая! Нет, дорогая, ты не представляешь себе, как ужасно мне не хватает тебя везде и во всем. Не хватает собеседника за едой, не хватает кучера, поцелуев и благословения на ночь! На этот раз наше расставание было значительно тяжелее и болезненнее, чем в Кобурге; чадо мое дорогое, прими мою глубокую Любовь и восхищение. Я так привык все время быть с тобой, я не знаю, как буду проводить дни. Я ужасно по тебе скучаю, моя любимая дорогая невестушка, мое Солнышко…».

Знакомство

Они встретились, когда цесаревичу Николаю было 16 лет, а Аликс всего 12.  Это произошло в 1884 году на свадьбе Великого князя Сергея Александровича (дяди цесаревича) и Великой княгини Елизаветы Фёдоровны (сестры Алисы). Через 5 лет 17-летняя Аликс во второй раз посетила Россию и провела там целый месяц. Они часто виделись. Ники совсем не походил на скучных чопорных английских и немецких кузенов Алисы. Он был юноша с тонкой душой, прекрасно образованный, умный, верующий. Такой же была и Аликс.  В конце поездки они поняли, что любят друг друга.

По светскому этикету переписка до помолвки была запрещена. Молодые люди общались через Великую княжну Елизавету Федоровну, которая «осмотрительно передавала приветы и послания» влюблённых друг другу. Кстати, только она и ее муж Великий князь Сергей Александрович одобряли отношения Аликс и Ники. Королева Виктория, подыскала внучке более «достойного» избранника — кузена Эдуарда, принца Уэльского. Александр Третий с супругой тоже выбрали для сына невесту: принцессу Елену Луизу Генриетту дочь Луи-Филиппа. Но Аликс и Ники проявили упорство.

Принцесса посмеялась над бабушкой и обозвала  принца Уэльского «Эдди манжеты» за излишнее внимание к внешнему виду, сказав, что выйдет замуж только за Николая. А тот в свою очередь твердил родителям, что хочет жениться на Аликс. Достигнув совершеннолетия, цесаревич обратился к отцу дать благословление просить ее руки. Но государь отказал, ссылаясь на слишком молодой возраст сына. Однако здоровье государя Александра ухудшалось. Нужно было срочно определиться с невестой для сына. Родители благословили помолвку Ники с Аликс. Она состоялась в апреле 1894 года.

Царь Александр III, отец Николая умер 20 октября в окружении своей семьи и принцессы Алисы, которая прибыла за несколько дней до его кончины. Рядом с ним был святой праведный Иоанн Кронштадский. На следующий день Аликс приняла православие с наречением имени Александра.

Идеальная жена и мать

                                                                                      Мой милый Ники, я люблю тебя все глубже и глубже, мне кажется, что здесь осталось только мое тело, а душу мою ты забрал с собой..»(Петербург, 15 сентября, 1904 года)

В октябре 1894 года Николай и Александра стали мужем и женой. После свадьбы Аликс записала в дневнике мужа:

«Я никогда не верила, что в мире может быть такое счастье — такое чувство общности между двумя смертными. Больше не будет разлук. Соединившись наконец, мы связаны на всю жизнь, а когда эта жизнь закончится, мы встретимся снова в другом мире и навечно останемся вместе».

Писем, написанных в период брака гораздо меньше, чем после помолвки, по той простой причине, что они редко расставались. Им было тяжело переносить разлуку. А когда она все-таки происходила, то Николай Александрович и Александра Федоровна писали другу каждый день, как и до брака, чем очень сильно раздражали высшее общество. Государю и его жене пришлось нелегко. Александру Федоровну очень холодно принял свет. Скоромная, немногословная, набожная она вызывала насмешки и резкую критику двора. У неё было очень мало доброжелателей. Самая близкая подруга — фрейлина Анна Вырубова. Родными людьми, которые желали им добра, были Великая княжна Елизавета Фёдоровна и ее муж Сергей Александрович. Всеми остальными государь и его жена были почти отвергнуты. Однако это никак на отразилось на их отношениях, Ники и Аликс только сильнее привязались друг другу.  Полнота счастья наступила, когда начали появляться дети.

В 1895 году у них родилась первая дочь — Ольга, в 1897 — Татьяна, в 1899 — Мария, в 1901 — Анастасия и в 1904 году Алексей. Несмотря на частые беременности, осложняемые её болезнью, Александра Фёдоровна сама вынянчила всех своих пятерых детей, что для женщины её положения было весьма необычным.

Долгожданное рождение наследника сына Алексея усугубило состояние здоровья императрицы, у нее развилась болезнь сердца из-за неизлечимой болезни Алеши. Выяснилось, что у мальчика гемофилия — несвёртываемость крови. Самая маленькая царапина грозит больному сильнейшим кровотечением, которое остановить почти невозможно, а синяк может вызвать внутреннее кровотечение. Болезнь передалась по линии матери. И царица была в ужасе, ведь это она виновата, что их сын болен. Цесаревич должен был перенять правление Россией от своего отца. Но как это можно было сделать при такой болезни?

Даже в самые тяжёлые моменты, связанные с болезнью Алёши, императрица по-прежнему была нежна и внимательна к мужу. В этот период написаны самые трогательные письма. Вот, что она пишет после первого приступа гемофилии, который случился у малыша в возрасте четырёх недель.

«Мой родной, бесценный, тебя снова нет рядом, да благословит тебя Бог и да хранит, и вернёт благополучно назад. Прости меня, что не сдержалась, но я не могу сдержать эти ужасные слезы, чувствуя себя такой измученной после такого испытания на прошлой неделе… О, такая боль, что нельзя, чтобы другие видели… Слава Богу, сейчас он вполне здоров! Это похоже на то, как будто его нам снова вернули, хотя я не верила, что он уйдёт. Я знаю, что тебе не нравится уезжать от него, мне тоже лучше, когда он рядом — я уверена, что его маленькая душа молится за тебя. Мой милый Ники, я люблю тебя все глубже и глубже, мне кажется, что здесь осталось только мое тело, а душу мою ты забрал с собой» (Петербург, 15 сентября, 1904 года).

Ответ Николая Александровича:

«Мое любимое Солнышко, мой «старик» положил мне в моем купе на стол… такой приятный сюрприз от нашего Малыша. Крохотный башмачок и перчаточка так сладко им пахли, а фотография, которую я прежде не видел, очаровательна, и сходство большое. Много-много раз благодарю тебя, дорогая, за твою предусмотрительность, которая так меня тронула» (из поезда, 16 сентября 1904 года).

Александра Федоровна была опорой для своего мужа, она очень переживала за него и горячо молилась о нём Богу. Из воспоминаний подруги Александры Фёдоровны Анны Вырубовой: «Какой бы монотонной ни казалась жизнь Императора и его семьи, она была полна безоблачного счастья. Никогда за все 12 лет моего общения с ними, между Императором и Императрицей не приходилось мне слышать ни одного сказанного с раздражением слова, видеть ни одного сердитого взгляда. Для него она всегда была «Солнышко» и «Родная», и он входил в ее комнату, задрапированную розовато-лиловым, как входят в обитель отдыха и покоя. Все заботы и политические дела оставались за порогом, и нам никогда не разрешалось говорить на эти темы, Императрица же держала свои тревоги при себе, она никогда не поддавалась искушению поделиться с ним своими треволнениями, рассказать о глупых и злобных интригах её фрейлин или даже о более мелких заботах, касающихся образования и воспитания детей. «Ему надо думать обо всем народе,» — часто говорила мне она».

Дети

                                                                                                       «Ольга, учись делать других счастливыми,

                                                                                                                  думай о себе в последнюю очередь»

                                                                                                 (из письма императрицы дочери Ольге, 1909г)

Император и его жена души не чаяли в своих детях. Самое главное в воспитании ребёнка — это забота о его душе. Они старались, чтобы их дети не были избалованными, не кичились своим положением, с любовью и состраданием относились к людям.

Александра Фёдоровна много занималась благотворительностью. Устраивала для бедных мастерские по всей стране, основала школу сестёр милосердия. Когда подросли дочери, Императрица начала подключать их к благотворительной работе. Посещала дома больных туберкулёзом, а когда не могла пойти сама, то просила об этом дочерей. Ей часто говорили, что это опасно — девочки могут заразиться. Но императрица не принимала этих возражений и великие княжны часто посещали тяжелейших пациентов. Александра Федоровна говорила, что дети должны знать, что кроме красоты, в мире много печали.

Когда началась Первая Мировая война, по указанию Александры Фёдоровны многие дворцы были приспособлены под госпитали. Под её опекой были 85 госпиталей и 10 санитарных поездов. Императрица и ее дочери выучились на сестёр милосердия. Они каждый день посещали раненых во дворцовом госпитале и помогали на операциях.

 «Прибыв в госпиталь, мы шли прямо в приёмные палаты, куда приносили людей, которым была оказана первая помощь в траншеях и полевых госпиталях. Они, проделав долгий путь, были обычно отталкивающе грязные, в крови, и страдали. Очистив руки в антисептических растворах, мы начинали работу — мыть, чистить, перевязывать искалеченные тела, изуродованные лица… Я видела русскую императрицу в операционной госпиталя, держащей склянки с эфиром, подающей простерилизованные инструменты, принимающей из рук хирурга ампутированные конечности, убирающей пропитанные кровью и даже кишащие паразитами бинты, выносящей все эти запахи, зрелище агонии в самом ужасном месте на земле — военном госпитале во время войны». (из воспоминаний Анны Вырубовой).

Солдаты боготворили императрицу и её дочерей. Великие княжны, как и их мать, подходили к раненым и утешали их. Когда солдатам сообщали о том, что предстоит сложная операция или ампутация, то они звали к себе Александру Фёдоровну: «Царица, стой со мной рядом, держи меня за руку, чтобы я не боялся». Императрица всегда откликалась. Утешала, подбадривала, молилась вместе с ними.

«Моя милая маленькая Ольга, пусть новый 1909 год принесёт тебе много счастья и всяческие блага. Старайся быть примером того, какой должна быть хорошая маленькая послушная девочка. Ты у нас старшая и должна показывать пример другим, как себя вести. Учись делать других счастливыми, думай о себе в последнюю очередь. Будь мягкой, доброй, никогда не веди себя грубо и резко. В манерах и речи будь настоящей леди. Будь терпелива и вежлива, всячески помогай сёстрам. Когда увидишь кого-нибудь в печали, старайся подбодрить солнечной улыбкой. Ты бываешь такой милой и вежливой со мной, будь такой же с сёстрами. Покажи своё любящее сердце. Прежде всего научись любить Бога всеми силами души и Он всегда будет с тобой. Молись Ему от всего сердца. Помни, что Он всегда видит и слышит. Он нежно любит своих детей, но они должны научиться исполнять Его волю » ( 1 января 1909 года из письма Александры Фёдоровны 14-летней дочери Ольге).

Ольга была щедрой и быстро отзывалась на любую просьбу. Из воспоминания Сидней Гиббс, учившей детей английскому: «Ольга любила простоту и не обращала внимания на одежду. Ее моральный облик напоминал мне её отца, которого она любила больше всего на свете. Она была по-настоящему верующей». В 20 лет, когда ей можно было распоряжаться частью своих денег, Ольга Николаевна попросила разрешить ей оплатить лечение мальчика-инвалида. Она видела его каждый день, выезжая на прогулки и слышала, что родители ребёнка не могут оплатить его лечение. Ее сестра Татьяна была такой же отзывчивой. Она спрашивала имена нуждающихся и старалась немедленно оказать помощь. В госпиталях великие княжны с матерью оказывали помощь раненым до ареста и заточения семьи в 1917 году. В августе 1917 года царскую семью сослали в Тобольск.

Ольга горячо любила своих родителей, особенно отца, и очень переживала за него. Всегда весёлая, улыбчивая она совершенно изменилась после революции: стала серьезной и задумчивой, почти не улыбалась. Девушка понимала, в какой серьёзной ситуации оказалась ее семья.

Огромная любовь к отцу, преданность, вера в Бога отразились в обращении, которое она написала во время длительного заключения в Тобольске: «Отец просит передать всем, кто остался ему верен, и тем, на кого эти преданные люди могли бы повлиять, чтобы они не мстили за него — он простил всех и молится за всех, но, чтобы они помнили, что зло, которое есть сейчас в мире, станет ещё более сильным, и что зло можно победить не злом, а любовью».

Любовь — это ключевое слово, которое проходит через всю жизнь царской семьи.  Любить друг друга и других людей — это то, чему отец и мать учили своих детей каждый день.  Вот как вспоминает царскую семью учитель французского языка Пьер Жильяр, который был с ними во время заключения в Тобольске: «Тем временем большевики начали свою разрушительную работу среди солдат, охранявших нас, которые до сих пор не поддавались их агитации. Охрана состояла из различных подразделений: люди 1-го и 4-го подразделений были более всего расположены к царской семье, и особенно к детям.

Царевны со своей простотой, которая придавала им такое очарование, любили говорить с этими солдатами, которые, казалось, связывали их с прошлым. Они расспрашивала солдат о семьях, о деревнях, о сражениях, в которых они принимали участие в этой великой войне. Алексей Николаевич, который по-прежнему был для них наследник, также завоевал их сердца, им хотелось доставить ему удовольствие, развлечь его. Один отряд 4-го подразделения целиком состоял из пожилых солдат, и они особенно были привязаны к царской семье, поэтому все любили, когда они заступали на дежурство. В такие дни Царь с детьми тайно ходил к ним в казармы, где они говорили или играли в шашки».

Смерть

В  апреле 1918 года царскую семью перевели из Тобольска в Екатеринбург.  Условия заключения резко ухудшились.  Их кормили только один раз в день плохо приготовленной едой. Комендант, проходя через столовую во время трапезы, отталкивал Николая Александровича от стола, брал что-нибудь из еды и говорил, что им и так достаточно. Двери в комнатах были сняты. Охрана заходила без предупреждения. У туалета поставили часового, который говорил женщинам грубости.

Охрана была подобрана из экстремистов. Однако даже они не всегда жестоко вели себя с царской семьей. Из воспоминаний одного из солдат: «Впечатление о них остается в моей душе на всю жизнь. Царь не молод, борода его начинала седеть. Глаза у него были добрые и выражение лица всегда приветливое. Мне кажется, это был человек добрый, простой, честный и разговорчивый. Иногда мне казалось, что он вот-вот заговорит со мной. Всегда казалось, что он готов заговорить. Все мои мысли по поводу царя исчезли после того, как я некоторое время побыл у них охранником. Мои чувства к ним изменились. Мне стало их жалко. Я их просто жалел как людей. Я говорю вам чистую правду. Можете верить, можете нет, но я все время повторял про себя: «Дай им сбежать. Сделай что-нибудь, чтобы дать им сбежать».

15 июля привели священника, царскую семью исповедовали и причастили. Ночью 17 июля их разбудили и отвели в подвал дома. Внесли три стула. На один села Александра Федоровна, на другой Николай Александрович. Алексей Николаевич был болен. Царь взял его на колени, ноги Алеша положил на третий стул. Через некоторое время вошли охранники и комендант. Он сказал: «Мы должны вас расстрелять».  Николай Александрович поднялся со стула и хотел заслонить Александру Федоровну и Алексея. Он только успел сказать: «Что?». Но в него сразу выстрелили, он был убит выстрелом в голову. Первый выстрел был сигналом открыть огонь. Через минуту все были мертвы, кроме 16-летней Анастасии (она упала в обморок) и служанки Анны Демидовой.  Они были заколоты штыками и забиты до смерти. Александра Федоровна умерла, осеняя себя крестным знамением.

Так закончилась жизнь одной из самых счастливых семей в истории. Когда начинаешь с ними ближе знакомиться и понимать их красоту, то как бы хотелось, чтобы они ещё жили! Сколько хорошего могли бы они сделать, сколько добрых слов сказать друг другу и другим. И начинаешь искренне глубоко жалеть, что их дети не родили своих детей, таких же прекрасных.

Жаль, что царица не стала бабушкой, а царь не стал дедушкой. Наверное, они были бы прекрасными стариками. Удивительно, таких гармоничных отношений не было ни у одной царской четы в России. С семьи Государя брали пример. Как сказал один священник: «Государь находил время не только для своей семьи, но и для всей империи. Его забота распространялась на каждого человека в России. И многие люди, которым довелось общаться с ним и после революции вспоминали о нем с благодарностью. Ибо где-то когда-то их родные и близкие касались той великой любви, которая исходила от Государя и его семьи».

P.S.: Я начала свою статью о царской семье историей из жизни. Мне кажется, что всё так трагично в отношениях у нас, молодых, потому что людям в современном мире не денег не хватает, и не времени… а любви. Её катастрофически мало. Сто лет прошло со дня кончины царя Николая II, его жены и детей, а они как живые стоят перед нами и смотрят на нас своими светлыми любящими глазами. В чем их сила? Почему так много людей любят их? Почему государь и его семья так дороги, необходимы людям? А причина всё та же — любовь, которую они стяжали преданностью Христу, способностью не брать, а отдавать, несением своего креста безропотно, смиренно.

Я иногда чувствовала, что они где-то рядом — когда я укладывала детей спать, готовила, мыла посуду, молилась. Когда мне было трудно, я ощущала их совсем близко. И на меня они смотрели своими добрыми очами. Жалели, подбадривали. И я коснулась этой великой любви. Как здорово, что они есть у нас! Как все необычно, несказанно, радостно у Тебя, Господи! И даже в истории с таким грустным концом — великая радость!

Людмила Белышева


Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.
Вы можете поделиться этой статьей в сети:
0 0
118
В начало страницыВ начало страницы